(Продолжение. Начало в №№30–32). Глава IV. На пороге великих потрясений

Постройка железной дороги Челябинск – Екатеринбург, действительно, стала тем семечком, из которого начало произрастать наше село Аргаяш. Первые дома начали строить прямо вдоль железнодорожного полотна. Так появилась ул. Станционная (ныне Гагарина), где жили первые работники железной дороги: машинист паровоза Николай Степанович Константинов, стрелочник Николай Семенович Баранов, путевой обходчик Парфен Савинович Топорков. Позднее здесь поселились С. Лезин, В. Горюткин.

В 1902 году на станции насчитывалось 8 домов. Вокруг располагались: заимка Лузина (территория старого здания школы №1), заимка Сальникова (район ул. Озерной), башкирские деревни, о чем писалось выше: Сатлыково, Бажикаево и Кужибаево. Между д. Сатлыково и станцией находилось кладбище (ныне стадион), пашни (сад им. Горького), лес, сенокосные угодья (ныне центр с. Аргаяш). Башкиры, издавна проживавшие возле озера Аргаяш, в частности, в д. Сатлыково, продавали свои земли не только под строительство железной дороги, но и в частное пользование. Таким способом многие крестьяне села Рождественского, работавшие на строительстве железной дороги, а также зажиточные купцы и коммерсанты, выкупив землю у местных башкир, обосновывались возле станции Аргаяш, но преимущественно на западной стороне. Первыми жителями этой стороны были крестьяне Ефим Смолин, Егор Лезин, а также торговец Андрей Пыхтин. В начале XX века в 1903–1905 гг. также на западной стороне стали селиться коммерсанты: В. Кузовков (старое здание тубдиспансера), И Глухов, А. Макаровский (ныне ул. Коммунистическая), Я. Лузин, В. Быкадоров (ныне ул. Интернациональная). Они выкупали землиу местных зажиточных башкир.Большая часть земель принадлежала двум богачам-башкирам: Бахметову и Илимычу (так называли его русские). Документы по продаже оформлялись не сразу, а спустя какое-то время. Вот один из документов того времени – о продаже земли под дом, которую крестьяне д. Сатлыково (тогда Старая и Новая Сатлыкова) продали Артамону Акимовичу Киприянову в 1914 году (документ оформлен в 1919 году – Д-1).

Аргаяш: взгляд в прошлое
В бывшем доме купца Кузовкова в разные годы располагались тубдиспансер и районная больница.

В мае 1904 года у Артамона Акимовича Киприянова случилось несчастье. На заимке, в 7 верстах от Аргаяша, где он жил с женой Верой и детьми, сгорел его дом. Старшей дочери Шуре только исполнилось одиннадцать, а сыну Михаилу не было еще восьми. Повозка с уцелевшим имуществом была готова к отъезду. К телеге была привязана корова, рядом стоял, уже крепко на ногах, родившийся в марте теленок. Бегала овца с двумя черными ягнятами, готовая бежать за хозяином. Шура и Миша, еще не успевшие осмыслить случившееся, смотрели на изредка всхлипывающую мать. Каменное лицо Артамона говорило о том, что именно он в этот горестный час должен принять правильное и единственное решении, ведь он глава семьи, и это обязывало его решать дальнейшую судьбу семьи. Он с грустью посмотрел на поле, ждущее посева, на пустой двор, на черную, уцелевшую от пожара печь, в центре еще тлеющих руин, и хлопнул по спине лошадку, дав ей понять, что пора трогаться в путь. Артамон давно вынашивал мысль, что неплохо бы обосноваться в Аргаяше, где жил брат жены Веры, где железнодорожная станция начала обрастать новыми жителями, новыми улицами, где кипела какая-то особая, необычная жизнь, а случившаяся трагедия сделала эту мысль реальностью. Многие аргаяшцы видели зарево пожара и уже предполагали, что горит заимка Артамона Киприянова. Эта весть быстро долетела и до брата Веры Ивана Зайцева, который еще два года назад обосновался в Аргаяше. Большая семья Зайцевых с сочувствием встретила погорельцев, всем нашлось место в тесной избушке. С детства привыкшие к труду мастеровые руки Артамона сразу взялись за дело. Буквально через несколько месяцев наискосок от дома Зайцевых выросла землянка, куда вскоре перешла семья Артамона. Где-то в глубине души Артамона сидел «червячок», который периодически напоминал о случившемся горе, но в то же время мысль о том, что все живы и что теперь у них есть свой собственный угол, успокаивала его. Постепенно Артамон вживался в размеренную жизнь небольшого селения. Не любивший сидеть без дела, он мастерил телеги, сани, сеял, собирал урожай на арендованной земле. Кстати, не только аргаяшцы, но и во всей округе многие знали про мастеровые руки Артамона и тянулись к нему. Мастерить сани и телеги было основным его ремеслом. Через три года на месте землянки был построен небольшой деревянный дом. Подрастали помощники – дочь и сын.

Росло и само селение, появлялись новые люди, новые улицы. Построил небольшое имение адмирал Балтийского флота Михаил Иванович Оленёв. Выкупив 250 десятин земли, он начал строить фермы, где разводил свиней, коров, лошадей, начал строить паровую мельницу недалеко от дома Киприяновых.

Историческая справка

В 1909 году в Аргаяше была построена мельница (в начале сегодняшней улицы Салавата Юлаева). На этом месте был лес – березняк, болотина. В 1908 году вся вода с окрестных полей стекала в эту болотину, здесь водился карась. Болото постепенно высыхало. Лошади, которые паслись на высыхающем болоте, ходили по кочкам. На этом месте возле болота бывший командующий Балтийским флотом Михаил Иванович Оленёв построил мельницу. Имея хороший капитал, в качестве гостя он приехал на Урал. Первая его мельница была построена в с. Куяш Каслинского района. Продав мельницу в Куяше, он построил мельницу в Аргаяше. Учет денег вела его жена – барыня Евгения Николаевна. После смерти мужа она стала жить с Поздняковым, который был родом из с. Куяш Каслинского района и работал приказчиком у Оленёва. В Аргаяше Поздняков стал управляющим мельницей. Паровая мельница приводилась в движение локомобилем мощностью 37 лошадиных сил, работавшим на дровах. После смерти Позднякова Е. Н. Оленёва продала мельницу Александру Даниловичу Осяковскому за 100 тысяч рублей и уехала в Москву. Поздняков похоронен в селе Кузнецком. Мельница эксплуатировалась до 1960 года (интервью для газеты «Восход» давал Николай Егорович Сазонов в 1968 году, старожил с. Аргаяш, приехавший в село в 1905 году).

В 1972 году мельница была разрушена. Как памятник старинной архитектуры, она сохранилась на картине Владимира Борисовича Сазонова.

Аргаяш: взгляд в прошлое
Трактор фирмы «Мак-Кормик» стал образцом для советского тракторостроения.

Появление дворянской семьи Оленёва стало большим подспорьем для жителей Аргаяша. Они получили возможность работать по найму в его имении. В 1911 году на улице Пыхтиных начал работать первый мыловаренный завод. В дальнейшем было открыто еще два мыловаренных завода, что также дало возможность многим аргаяшцам работать наемными рабочими.

Осенью 1911 года в семье Артамона произошло радостное событие: дочку Александру выдали замуж за Григория, жившего на соседней улице. Через год у Александры и Григория родился сын. Артамон впервые стал дедом, но дедовское счастье было недолгим, через несколько месяцев ребенок заболел и умер. Потеря первенца была тяжелой утратой и для Григория, и для Александры. Летом, а точнее, 1 августа 1914 года, началась первая мировая война. Буквально через несколько дней муж Александры Григорий был призван в армию. Царская армия с первых дней войны несла большие потери. В Аргаяш начали поступать первые похоронки со словами: «Погиб за Веру, Царя и Отечество». Такое же похоронное извещение получила Александра. Убитая горем, потеряв сына, а затем мужа, Александра уезжает в Челябинск.

По-иному сложилась судьба сына Артамона Михаила. Еще живя на заимке, Артамон познакомился и дружил с Антоном Архиповым, который жил в Губернске. В большой семье Архиповых было шесть дочерей и трое сыновей. Сыну Артамона Михаилу уже исполнилось 18 лет. Была готова на выданье и дочь Антона Ирина. В январе 1914 года Артамон засылает сватов к Архиповым. Утро 8 января 1914 года было необычным. Валил мягкий снег. Разукрашенные сани и свадебное сопровождение были готовы к отправке в село Беспаловка, где год тому назад была открыта новая церковь. Отец Александр, согласно всем христианским канонам, обвенчал Михаила Киприянова и Ирину Архипову.

По приезде в Аргаяш Михаила и Ирину ждала еще одна приятная новость: отец арендовал у местных башкир Хаббиба и Нурияса по 10 десятин земли для ведения личного хозяйства. Трудолюбивый с детства, Михаил быстро овладел навыками отца и был первым помощником в доме. Все шло своим чередом: весной, летом и осенью работали на арендованной земле, зимой готовили различные снасти и простейшие сельскохозяйственные орудия. Глядя, как ловко работает топором, пилой и молотком Михаил, Артамон в душе радовался тому, что сын не только перенял все навыки отца, но и превзошел его.

Аргаяш: взгляд в прошлое
Дом, в котором была машинка фирмы «Зингер», считался зажиточным.

В августе 1915 года во время работы в поле у Ирины начались схватки. Артамон быстро помог сыну запрячь лошадь и Михаил отвез Ирину в Аргаяш. Бабка Агафья, жившая недалеко от дома Киприяновых, быстро собрала все необходимое и повела Ирину в баню, где она обычно принимала роды. Прибежала соседка Катерина, всегда помогавшая повитухе Агафье. Просидевший возле бани около 2 часов Михаил вдруг услышав  плач ребенка. Сердце Михаила забилось так, что он сначала не мог встать, а спустя несколько минут, выйдя из оцепенения, он заглянул в баню. «Девочка!» – воскликнула Агафья заканчивая свою работу, и попросила закрыть дверь. Взволнованный Михаил направился к дому и увидел, что навстречу ему идут отец и мать – Артамон и Вера. В этот день у Михаила и Ирины появился первенец, девочку назвали Александрой в честь сестры Михаила, а Артамон и Вера второй раз стали дедом и бабушкой.

За радостными событиями часто следуют печальные. Так случилось и в этот раз. В конце августа с фронта пришло известие о том, что погиб старший брат Ирины Семен Антонович Архипов. Ирина тяжело переживала потерю брата, а впереди была гряда других неприятных событий…

Сентябрь 1915 года выдался холодным, Артамон Акимович радовался, что теплое сухое бабье лето позволило своевременно скосить и обмолотить выращенный урожай. На славу выросла трава и было заготовлено сено. Но закат холодного сентября, еще не совсем опавший желтый лес за селом, полутемное небо, затянутое полусиними облаками – все это навевало какую-то тоску и печаль. Только Артамон Акимович знал отгадку этой непонятной печали. Шел второй год первой мировой войны. Именно осенью сына Михаила, которому исполнилось 19 лет, должны были мобилизовать на службу.

Время не заставило себя ждать. 2 октября 1915 года Михаил попал в г. Стерлитамак, вместе с двумя односельчанами (Ф-1). Весь октябрь занимался военной под готовкой: как правильно пользоваться трехлинейной винтовкой, изучали правила рукопашного боя. На втором месяце службы Михаил заболел тифом и попал в лазарет. Жуткая картина еще много лет стояла перед глазами Михаила. Стонущие, ослабленные, периодически впадающие в бред больные, страшные утренние часы, когда выносили умерших, а вместо них поступали другие. Михаил сам с сильными головными болями, с чувством большого жара периодически впадал в забытье, ему слышались голоса матери и отца, плач жены и дочери. Ввиду переполненности госпиталя часть мобильных больных отпускали домой, в их числе оказался и Михаил. Военный фельдшер, дающий каждый день какие-то хорошие объяснения, сказал, что период разрешения болезни наступит на 30–35-й день и что счастливчик тот, кто доживет до него. В сопровождении своего земляка Лезина, у которого начался рецидив тифа и его нельзя было оставлять в полку, Михаила отправили домой. Заплаканная Ирина рассказала, что три дня назад дочь Александра умерла после непродолжительной болезни. Теперь все заботы в семье были направлены на Михаила. Жена Ирина и мать Вера практически не отходили от него. Благодаря хорошему уходу кризис миновал, Михаил остался жив.

Аргаяш: взгляд в прошлое
В сельский совет аргаяшцы шли со всеми проблемами.

А через год, в декабре 1916 года, у Михаила и Ирины родилась вторая дочь, которую назвали Катей. Спустя несколько месяцев до Аргаяша дошла весть о свержении царя. Шел февраль 1917 года…

Наличие такой мощной транспортной артерии, как железная дорога, стала магнитом, который обладает способностью притягивать к себе. Местные башкиры отчуждали свои земли приезжим на западной стороне, где к 1916 году было уже 6 улиц. Железная дорога стала как бы условной границей между местными башкирами деревень Сатлыково и Бажикаево по одну сторону и русскими по другую. Земельный вопрос стоял очень остро, даже аграрная реформа Столыпина (1906–1911 гг.) не смогла разрешить его, а наоборот, обострила, что в свою очередь усилило враждебные отношения между башкирами и русскими. Несмотря на остроту земельных и национальных проблем, в Аргаяш потянулись предприимчивые люди. Появились представители фирмы «Зингер» по продаже швейных машин, фирмы «Мак-Кормик» по продаже сельхозмашин. На каждой улице было по 3-4 лавки. Работала земская школа, появилась первая лечебница. По историческим данным, к 1916 году в селе был 121 двор с населением 542 жителя, эта цифра несколько уменьшилась, так как часть населения была мобилизована в связи с первой мировой войной.

В Европе давно складывались противоречия между Англией и Германией. Эти противоречия привели к образованию двух союзов. Англия, Франция и Россия (Антанта), с одной стороны, Германия, Австро-Венгрия и Италия (тройственный союз), с другой, хотя буквально через год Италия вышла из этого союза и уже выступила на стороне Антанты. Война велась за раздел колоний, за ограбление конкурирующих стран. Военные действия были выгодны царизму, но были непонятны армии, состоящей из рабочих и крестьян.

Война велась в двух направлениях: на северо-западе – против Германии, на юго-западе – против Австро-Венгрии. Восточно-Прусская операция на северо-западе (4 августа – 2 сентября 1914 года) закончилась поражением русской армии, но эта операция сорвала наступление немцев на Париж. Галицкая битва на юго-западе (10 августа – 14 сентября 1914 года) привела к победе России. Русская армия продвинулась на 300 км, захватив Галицию и ее столицу – Львов. В дальнейшем кровопролитные бои шли в Польше (октябрь – ноябрь 1914 года), где германской армии удалось отразить натиск русских войск, но русская армия оставалась угрозой для немцев. На Кав казе первая крупная операция под Сарыкамышем (декабрь 1914 года) привела к поражению турецкой армии. В 1915 году германское командование изменило свою тактику и к осени 1915 года немецкая армия заняла большую часть Галиции, Польшу, часть Прибалтики и Белоруссии. Летом 1916 года войска Юго-Западного фронта под командованием генерала А.А. Брусилова, выступив против Австро-Венгрии, захватили Буковину, Южную Галицию. В результате «Брусиловского прорыва» немцы были вынуждены снять с Западного фронта 11 дивизий и направить их на помощь авс тро – венграм. Важные победы были одержаны и на Кавказе, где русская армия углубилась на территорию Турции на 250–300 км.

Таким образом, в 1914–1916 гг. русской армии пришлось принять на себя мощные удары неприятельских войск. Недостаток вооружения и снаряжения, отсутствие должной помощи со стороны союзников снизили боеспособность армии и увеличили жертвы. Тяжелое поражение царской армии весной и летом 1915 года, показавшие всю глубину кризиса вооружения русской армии, выдвинуло перед правящими классами России задачу перестройки всего хозяйства страны на военные рельсы. В августе 1915 года были проведены совещания по обороне государства, по топливу, перевозкам, продовольствию. Были созданы комитеты по делам металлургии, промышленности, химической промышленности и др., что позволило гораздо лучше обеспечить действующую армию.

Однако развертывание военного производства происходило за счет ограбления рабочего класса и крестьянства. Тыл раздирался экономическими противоречиями. Недовольство войной и правительством охватывало все более широкие слои рабочих и крестьян. Летом 1916 года вспыхнуло народное восстание в Средней Азии против колониальной политики царизма. Волновались деревни. За 1916 год в России зарегистрировано 294 выступления. Во главе революционной борьбы шел пролетариат. В октябре 1916 года в Петрограде бастовали 250 тысяч рабочих. Большие потери на фронтах, экономический хаос и революционный кризис в России к концу 1916 года серьезно подорвали боевые и моральные качества войск. Стихийно начавшееся разложение армии использовали большевики. Призывая в армию передовых пролетариев, царизм приблизил революционный взрыв на фронте. В конце 1916 года в армии и городах с крупными военными гарнизонами уже действовали большевистские военные организации. Участи лись случаи братания русских и немецких солдат, случаи отказа идти в наступление. По данным председателя Государственной думы М.В. Родзянко, в 1915–1916 гг. число сдавшихся в плен дошло до 2 млн. человек, дезертиров – до 1,5 млн. Таким образом, не только население, но и армию охватило массовое движение против войны и самодержавия. На этом фоне развернулся и обострился к началу 1917 года «кризис верхов». Три века правила в России династия Романовых. Она отразила удары крестьянских воин, расправилась с декабристами и героями «Народной воли», выдержала революционный натиск пролетариата и крестьянства в 1905–1907 гг. и буквально, за какие-то восемь дней (23 февраля – 2 марта 1917 г.), была сметена гигантской волной народного восстания.

(Продолжение следует).

5 2 голос
Рейтинг статьи
Поделиться:

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации