Бажикаево, Кувандыково, деревня на берегу озера Аргаяш.

Названа от подразделения бэжэкэй башкирского рода каратабын. По ревизским сказкам 1811 г., в д. Бажикаевой проживали Абдулкарим Бажикаев 55 лет, брат его Ишмухамет 44 лет с детьми, мулла Абуталип Даутов с детьми. Всего в 24 дворах 77 мужчин-башкирцев, говорят сказки. К 1900 г. здесь проживало 500 жителей, в 1920 г. – 311. Относится к Челябинскому уезду Оренбургской губернии. В начале XX в. имелась мечеть. Перепись 1920 г. называет Бажикаево большое и малое, Малое Бажикаево – Бигарды. В 1928 г. создан колхоз «Кызыл Тан», председателем стал 25-тысячник Леонид Алферов, затем – колхоз «Урняк», объединявший первоначально Бажикаево и Бигарды. Позже в «Урняк» вошли 6 деревень: Бажикаево, Бигарды, Суфино, Кусимбай, Норкино, Сатлыково.

Сгорели в огне гражданской

Станция Аргаяш стала ключевым пунктом разгоравшейся гражданской войны.

Ранней осенью 1918 г. военный эшелон белогвардейцев вез пленных красноармейцев. По какой-то причине их решили пустить в «расход» близ Аргаяша. Остановились, вывели пленных, повели в мелкую чащу. За происходящим наблюдали подростки из Бажикаево Байрам Багаутдинов и Ибрагим Вахитов. 18 пленников готовились к смерти. Одному удалось развязать руки, он попытался бежать в сторону железной дороги. Его застрелили, остальных зарубили шашками. Убитых захоронили в шурфе золотодобытчиков. В советское время на месте братской могилы установили обелиск. Его восстановили сотрудники Аргаяшского отделения облохотрыболовсоюза и бережно ухаживают за памятным местом.

Строят всем миром

Мечеть в Бажикаево решили строить в 2014 г.

Инициатор, вдохновитель и духовный лидер – коренная жительница деревни Сакина Истрафилова. Весной 2015 г. начались субботники по уборке территории и строительные работы. Работали от мала до велика. Не осталась в стороне и 90-летняя пенсионерка Фаузия Мавлекаева. Много сил и энергии вкладывают мужчины: Камил Зайнуллин, Мавлит Халилов, Хикмат Ижбердин, Магафур  Кинжабаев, Рафаэль Азналин, Тимержан Юсупов, Мунир Гайсин, Радик Хуснутдинов, Алик Ямалитдинов, Сафаргали Шарипов. Инициаторы строительства встали на пятикратный намаз, прося у Аллаха поддержки в возведении мечети.

Спасала лебеда

Маулия Кафимовна Шакирова (Абдрахманова) родилась в д. Бажикаево. Ей не было семи лет, когда в 1941 г. не стало матери Ракии.

В семье остались четверо детей, самой младшей всего восемь месяцев. Отца забрали в трудовую армию. Дети остались одни, выжили только трое, трехлетняя Мархаба умерла. Отец Кафим Абдрахманович Абдрахманов вырастил детей один. Помогала старшая дочь Маулия, выполнявшая всю домашнюю работу. Пока Маулия доила корову, сестренка Манвара сидела на большом камне с младшей Мархабой и приговаривала: «Мы с тобой будем пить молоко. Быстрее вырастем. Папа с мамой вернутся с войны, а мы уже будем большие». Девочка не верила, что мамы нет.

Во время войны в Бажикаево размещался детский дом. По утрам воспитатели порой находили умерших от голода и болезней детей. На деревенском кладбище есть место, где хоронили детдомовских. Там рассыпаны мелкие камни. Маулию частенько звали в детдом: мыть полы, наводить порядок. Работала и на складе: латала мешки, перелопачивала зерно, затаривала мешки пшеницей. Вместе с остальными детьми полола зерновые. Еще будучи ребенком, научилась шить, вязать, печь хлеб, доить, варить.

В памяти остался день возвращения отца: «Папа вернулся из трудовой армии, а мы обнищали, пока его не было. Очень радовались его возвращению. Он не сник перед трудностями, руки у него были золотые. Построил дом Шарифе Салямовой, за работу получил два мешка лебеды. Была уже поздняя осень, зиму смогли пережить».

Маулия Кафимовна подарила жизнь двум дочерям, воспитала их одна. Младшая стала бухгалтером, живет в д. Дербишево. Старшая закончила Челябинский пединститут, 40 лет проработала в Бажикаевской школе.

Из рода Ишкининых

Биография Шагея Юлсуровича и Майсафы абей Ишкининых навечно связана с родной д. Бажикаево.

Работал Шагей Юлсурович в районном отделе НКВД, ухаживал за лошадьми. Прекрасно ездил верхом и участвовал в скачках на сабантуях. В Великую Отечественную войну его мобилизовали в трудовую армию. Истощенного, больного мужа Майсафа абей на санках привезла домой. Когда попал в плен, а затем в концлагерь их родственник Фатих Ишкинин, семью выселили в Касарги. Только в конце 1950-х разрешили вернуться в Бажикаево.

Непросто сложилась судьба их сына Шаймардана. В 17 лет ушел на фронт. После войны работал на заводе. Здесь с ним случилась неприятная история: по просьбе одного майора унес литр спирта и, конечно, попался. Майора не выдал, отсидел 6 лет. В 1950-х годах вернулся к родителям в Касарги. После выхода из тюрьмы представители органов предупредили Шаймардана, чтобы забыл про свое боевое прошлое.

Шагей Юлсурович любил родную деревню, чтил память предков, благодаря его стараниям огорожено местное кладбище. Его брат Юлсур Юлсурович тоже много сделал для Бажикаево. В 1930-х заложил колхозный сад, славился как искусный садовод и овощевод.

Фатиха, пасынка Юлсура Юлсуровича, перед войной призвали на службу, оттуда – на фронт. Плен, концлагерь, после войны, как и многих других, его ждал новый лагерь, уже советский. А семью отчима выслали в д. Туктарово Кусинского района. Юлсур Юлсурович и туктаровцев учил садоводческим и овощеводческим премудростям. Он даже вывел новый сорт помидоров. Отбыв срок, Фатих вернулся в Бажикаево, работал конюхом, женился на передовой доярке колхоза «Урняк» Гульфаризе.

А судьба второго сына Юлсура Юлсуровича сложилась иначе. В 1942 г. Валиахмет Юлсурович окончил Челябинское авиационное училище, служил авиамехаником в I авиадивизии на Сталинградском фронте. Воевал на Курской дуге, участвовал в обороне Ленинграда и снятии блокады, освобождал Белоруссию, Польшу, Кенигсберг, Берлин. Награжден орденами Отечественной войны II степени, «Знак Почета», медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина». После войны работал на руководящих должностях: строил Волго-Донской канал, Куйбышевскую ГЭС, автозавод в Тольятти, трудился на Заинской ГРЭС, Нижнекамском заводе, Кубанской гидростанции, участвовал в разработке Мегионского и Самотлорского месторождений.

Младший сын Заки Юлсурович был выслан вместе с семьей в Туктарово. Непросто юноше было утвердиться в жизни, но справился со всеми трудностями: работал в милиции, даже охранял объекты стратегического значения.

Прошел две войны

В семье Хаировых было трое детей – Гайша, Гайнитдин и Гельмитдин. Глава семьи Курмангалей до революции батрачил зимой у тютнярских купцов, работал ямщиком и ездил на ярмарки в Ирбит, Шумиху, Тургай, был одаренным рассказчиком. Мать умерла, когда Гельмитдину было шесть лет. Он воспитывался в семье родственников с двоюродными братьями Нигаматуллой и Хамидуллой у тети Шагарии – строгой, но справедливой. В 1920-е Гельмитдин попал в детский дом в Барнауле. Таких сирот, как он, в стране было много. Мальчики перезимовали в детдоме, а весной убежали домой. Руководил побегом двоюродный брат Ибрагим Вахитов. Гельмитдин оказался самым младшим в смелой десятке беглецов.

Трудовую деятельность юноша начал в только что организованном совхозе «Аргаяшский» на отделении «Сельхозферма». Позже получил специальность тракториста. Женился в 1936 г. на такой же сироте Муслиме родом из д. Махмутово Кунашакского района. Жене в приданое дали телочку, затем подросшую корову обменяли на маленький домик. В 1939 г. Гельмитдина призвали на финскую, в Уральский лыжный батальон. Парни, не видевшие лыж, вынуждены были учиться бегать на них в жестких условиях. Финские снайперы устраивались на деревьях, выстрелив, спрыгивали и быстро скрывались. Для них, с детства привыкших к лыжному бегу, это было просто. Гельмитдина ранило, лечился в госпитале в Ленинграде, затем комиссовали по ранению.

Когда началась Великая Отечественная, призвали в трудовую армию, отправили в Шадринск. Трудармейцам приходилось вывозить лес на тракторах. Но через год Гельмитдин сбежал на фронт. Пешком дошел до дома, переночевал, сел в военный эшелон. Но на фронт попал не сразу. Под Сталинградом ему пришлось вновь сесть на трактор, вывозить лес. Упрямый парень добился своего, его взяли в действующую армию. Служил артиллеристом. Освобождал от фашистов Румынию, Венгрию, Чехословакию, дошел до Вены. Награжден медалями «За отвагу», «За взятие Вены», «За победу над Германией».

Гельмитдина демобилизовали в августе 1945 г. Работал в МТС на тракторе. Когда ее закрыли, на ферме фуражиром.

В 1957 г., когда в деревне появилась библиотека, он записался одним из первых и взял книгу «Два капитана». Дочка-третьеклассница читала роман вслух семье всю зиму.

Игрушек в те времена не было, он сам мастерил их для любимых детей. Конечно, все были мальчишескими: лук со стрелами, свисток, рогатка. Гельмитдин Курмангалеевич знал и любил природу, старался привить такую же любовь детям. Отправляясь за дровами в лес, привозил гнездо птицы, объяснял, как оно устроено. Первым находил ягодные места, рано утром поднимал детвору и вез за ягодами. Набирали полные ведра смородины, черемухи, пышные букеты костяники. Весной, когда начиналось сокодвижение, привозил осиновые и березовые полешки. Вся ребятня собиралась у дяди Гельмитдина с ножичками попробовать сладкое деревянное «мясо». В пору сенокоса на радость детям охапками привозил борщевик. Вечером его ждали косы соседей, которые он отбивал: мужчин после войны было мало, он никому не отказывал в помощи. О плате речь не шла.

…Старший брат Гайнитдин погиб на фронте. Два раза приходила на него похоронка: в первый раз – из-под Харькова, во второй – из-под Старой Руссы. Позже выяснилось, что погиб солдат 7 августа 1943 г. в Харьковской области.

Суфино, Сурино, Алгазино, деревня.

Расположена на берегу озера Тизкульмяк. По одной  версии, основана во 2-й половине XVIII в. вотчинниками Балакатайской волости (с кочевья Алгазы Ялтыкова из д. Ялтыкова). Первоначально называлась Суфи (генеральный план Челябинского уезда, 1800 г.). По данным ревизских сказок, в 1811 г. состояла из 9 дворов (учтена 31 душа мужского пола), в том числе живет Албатырь Арсламбеков 46 лет, брат его Имангул с сыновьями, а также Кузябай Суфинов с детьми, Самахужа Алгазин с семьей. С 1861 г. относится к Метелевской волости. В 1900 г. в переписи учтено 43 жителя.

В Суфино действовало медресе. В 1930 г. организован колхоз, названный в 1934 г. «Берлек». Была своя пекарня, маслобойка, имелся клуб. Позднее на территории Суфино располагалась бригада колхоза «Урняк». Д. Кусимбай, Кусенбай находилась рядом с Суфино на берегу озера Тизкульмяк. Ее основал Кусюмбай Рахмангулов, которому в 1811 г. было 66 лет.

Помним тебя, Мухамат

Радик Магасумов родился в марте 1941 г. Радость матери омрачили слова врачей: «Мальчик – инвалид на всю жизнь».

Бибикамал Магасумова хорошо понимала: на здоровье ребенка сказался тяжелый деревенский труд, некогда было беречь свое здоровье. Отец Шафик Магасумович был образованным человеком, окончил медресе в Метелево. Дети росли в атмосфере любви и внимания. Вот и Радик, несмотря на физический недуг, никогда не унывал и других учил не сдаваться. В Суфино его любили за веселый нрав, приветливость. Ни одна свадьба или проводы в армию не обходились без этого гармониста и балагура. Он трепетно относился к матери:

– Моя мама умела многое: обрабатывать шкуры, шить полушубки, брюки. Могла вылечить многие женские болезни настоями трав, принимала роды у односельчанок. Молитвами и травами снимала головные и суставные боли. Любую рану могла обработать и вылечить. Односельчане до сих пор тепло и с благодарностью вспоминают Биби-аби. Очень сожалею, что не перенял от своей матери премудрости народной медицины.

Материнской болью стал брат Радика Мухамат, пропавший без вести в 1942 г. Сестра Сабира вспоминала:

– Июньским вечером 41-го я услышала тревожные голоса родителей и спокойный – брата. Отец несколько раз напоминал, чтобы он покормил коня. Мама хлопотала около самовара, что-то собирала в узелок. Под тихий разговор я незаметно уснула. Утром проснулась с тревогой: где мой любимый брат? Отец сказал, что Мухамат ушел на войну. Пришло только одно письмо, где он написал, что несколько раз ходили в атаку, пишет во время затишья. Потерь очень много, не хватает боеприпасов.

Все, что осталось в семье на память от юного Мухамата, – фотография. Кто знает, может быть, смогут поисковики отыскать и его след спустя семь десятилетий, как нашли медальон ново-соболевского солдата Шайхуллы Валиуллина?

Счастье – вдоволь поесть

Долгую и трудную жизнь прожили Гайдафа Сафеевна и Салих Ахматсафеевич Абдуллины.

Гайдафа Сафеевна родилась в 1929 г. в д. Суфино. Мать умерла, когда девочке было два года. Отец Сафый Магасумов погиб на войне. Четырнадцатилетняя девочка начала работать в колхозе «Урняк»: протравливала зерно, ухаживала за телятами. Вышла замуж за фронтовика, воспитали восьмерых детей.

О войне в их семье вспоминали часто. Салих Ахматсафеевич служил в кавалерийских частях, пехоте, зенитной артиллерии. Четырежды ранен. Гайдафа Сафеевна рассказывала: «Боевое крещение муж принял при форсировании Днепра. От взрыва плот перевернулся, чуть не утонули. Выручил аркан, брошенный с соседнего плота. Салих всегда волновался от тяжелых воспоминаний, говорил, поджилки дрожали, пока привык к ужасам войны. Постепенно приучились действовать с умом, набрались фронтового опыта».

Нужда заставляла солдат проявлять смекалку. В ходе операции «Багратион» им пришлось воевать в белорусских лесах. Зимой, чтобы передвигаться по глубокому снегу, к валенкам привязывали доски, летом, чтобы не утонуть в болотах, к подошвам прикрепляли ивовые лапти. Такие тонкости фронтового быта были особенно интересны детям, не раз просившим отца рассказать о войне. Вспоминает сын Сабир: «В детстве и юности я заслушивался рассказами ветеранов о войне. Интересно было слушать солдатские байки. Отец любил военные фильмы. Он их не просто смотрел, а как бы заново переживал. Боевое крещение получил под Днепром в ноябре 1943-го в составе 1-го Белорусского фронта, в 63-м гвардейском танково-стрелковом полку. Из винтовки сбил вражеский самолет, за что награжден орденом Красной Звезды».

Салих Ахметсафеевич участвовал во взятии Берлина, освобождал Варшаву. Победу встретил в Берлине в звании ефрейтора. В 1945–1948 гг. до увольнения в запас служил в составе кадровых войск. Он с горечью вспоминал: «Из нашего усиленного батальона прорыва в 1500 человек к концу операции осталось только 43 солдата. Бегут ребята – падают замертво, раненные. К вечеру все чувства притупились, стало все равно. Бежим, перешагиваем своих и врагов: черт с ними, я тоже умру. На территории Германии часто попадали в окружение. Мы окружаем их, они – нас, снова наши окружают их. Прорываемся из одного кольца, попадаем в другое».

Ожесточенные бои шли за Кенигсберг. Абдуллин тогда служил в зенитной артиллерии. Если тарахтит пушка – спокойно; стоит остановиться – тут же налетают вражеские бомбардировщики.

В газетах часто пишут про «наркомовские 100 граммов». Сын допытывался у отца:

– На войне вы водку пили?

– Какая там водка? Вдоволь поесть за счастье было. Когда добрались до Германии, на путях цистерны со спиртом. Наш брат, долго не думая, очередью из автоматов и давай набирать его: кто в котелок, кто в каску. На другой день пожилой солдат решил опохмелиться. Снял обмотку с пулемета, привязал котелок, полез на цистерну и сорвался. Когда его хватились, он уже задохнулся там. Вот такая бессмысленная смерть.

На всю жизнь запомнились жестокие бои летом 1944-го. Атакуем, назло льет как из ведра. Враг не дает носа высунуть. Промокли до ниточки. Курить хочется – сил нет! Вижу: недалеко в воронке мой друг затянулся самосадом. «Закурить есть? Кинь мне». – «Айда, ползи сюда». Только поползу, снайпер стреляет, сползаю обратно.
«Оставь чуть-чуть, будь другом!» – кричу под шум дождя и свист пуль. «На, лови, закуривай!»

Родные бережно хранят боевые награды Салиха Ахматсафеевича: медали «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За освобождение Варшавы», «За отвагу», ордена Красной Звезды, Отечественной войны.

С 13 лет за старшего

Была когда-то рядом с Суфино деревенька Кусюмбаево. Ее следы сохранились в ревизских сказках 1811 г. и более поздних переписях.

Помнят ее сегодня только старожилы Норкинского поселения. В Кусюмбаево и родился Зайнислам Хусаинов. Ему было 13, когда началась война. Отца и старшего брата забрали в трудармию. Вскоре умерла мать. Остался мальчишка за главу семьи. Младшего братишку устроил в детдом, сестренку Марзию передал на воспитание в семью Морозовых. Сам выучился на тракториста при Аргаяшской МТС и начал работать наравне с взрослыми в колхозе «Берлек». Доверили парню трактор «Фордзон». Рядом в колхозе трудилась суфинская девушка Сабира. Не боялась никакой работы: и на зерноскладе, и на сенокосе успевала. Так и заприметили друг друга. Зайнислам всю жизнь трудился трактористом, комбайнером, поработал скотником. Сидеть сложа руки Хусаиновы не умели никогда. Пятерых сыновей и пять дочерей вырастили они, радуясь вначале детям, а потом внукам и правнукам.

Зайнислам Байгазович – мастер на все руки: удачливый рыбак и охотник, успешный садовод и пчеловод. Даже сети умел мастерить сам, не очень рассчитывая на прочность магазинных.

Поделиться:

Оставить комментарий

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Самые свежие публикации