Именно так ответила мне бабушка во время нашего последнего телефонного разговора

До последнего своего дня она не опускала рук. Да, такой сильной была Тамара Кирилловна Скобеюс.

Закалённая войной

Вряд ли найдётся в Тютнярах хоть один человек, который не знал бы Тамару Кирилловну. Почти сорок лет она, белоруска с длинной косой, привычно уложенной вокруг головы, обучала детей Губернского и Кузнецкого русскому языку и литературе.  Всего же профессии учителя Тамара Скобеюс посвятила 66 лет. Ей было семнадцать, когда она переступила порог одной из школ Кустанайской области. И восемьдесят три, когда она в качестве репетитора в последний раз приняла в своей квартире ученика.

Но для меня Тамара Кирилловна в первую очередь моя бабушка. И, нисколько не умаляя её профессиональные заслуги, её великий вклад как наставника стольких поколений школьников, сегодня хочу вспомнить о ней как о бабе Томе. Бабушка рассказывала, что ей ещё не было и трёх лет, когда немцы заняли их деревню в Беларуси. Отца сразу призвали на фронт, через два месяца он погиб. Моя прабабушка Наталья осталась с четырьмя дочерьми – тогда трём бабушкиным сёстрам было пять, шесть и восемь лет.

Баба Тома вспоминала, что фашистов было несметное количество, как и немецких овчарок. Эти собаки использовались и как орудие убийства – они загрызали тех, кого сдавали немцам полицаи, набранные из числа местных жителей. Коммунистов, комсомольцев, работников сельсоветов расстреливали, вешали и отдавали на растерзание псам. Поздней осенью бабушку, её сестёр, моих прабабушку и прапрабабушку эвакуировали сначала в Могилёв, а затем в деревню Бельковичи под Польшей. Там их приютила добрая женщина. Но жили они впроголодь, спали на полу на соломе: «По краям – мама и бабушка, а мы – в середине, чтобы согревали друг друга», – вспоминала баба Тома.

И работали, много работали

В 45-м, после Победы, вернулись домой – 200 километров прошагали пешком! Их дом чудом уцелел, как и немногие другие. Моей прабабушке предлагали двоих детей сдать в детдом. Отказалась. Бабушка рассказывала, что выжить помогла щедрая белорусская природа. Питались щавелем, диким луком, аиром, орехами, картофелем, ягодами, грибами. Бабушка просто обожала лес. И нам, своим четверым внучатам, прививала к нему любовь. Никогда не забуду наши походы за грибами – баба Тома вручала по ведру мне, моему брату Жене и нашим двоюродным сестричкам Маше и Даше, и мы весело шагали в кузнецкий лес. А когда уставали бродить в поисках грибов или ягод, она выдавала каждому из нас по кусочку сахара-рафинада. И настроение улучшалось.

Не помню, чтобы бабушка всерьёз хоть раз на нас ругалась. Она улыбалась, когда мы с Дашей примеряли все её многочисленные бусы и броши и красились её помадой. Смеялась, когда устраивали «домик» под столом, укрытым одеялом. И только тихо ворчала даже тогда, когда мы входили в образ учителей и без спроса проверяли тетради её учеников, с деловым видом зачёркивая красной ручкой ошибки в словах и выставляя двойки и тройки.

Бабушка всегда была на моей стороне. И когда я вместе с другими детьми пробиралась в школьный сад в Кузнецком и воровала там яблоки, мама, помню, ругалась, а баба Тома защищала, мол, их всё равно никто не собирает, пусть хоть ребятишки поедят. Бабушка – единственная, кто спокойно отреагировал на мой переезд в далёкий Магадан. Помню, как боялась ей об этом сообщить. И какое было облегчение, когда она сказала: «Глупышка! Это же так интересно! Вы – настоящие романтики. Поезжайте, пока молодые, и ни о чём не тревожьтесь. Я в своё время целину поднимала, а вы отправляетесь на Колыму. Я вас обязательно дождусь».

Дождалась. После нашего переезда мы виделись трижды. Последняя поездка на Урал была спонтанной. Но я счастлива, что успела обнять свою любимую бабушку и сказать ей, как сильно её люблю!

Елена Замараева (Скобеюс)

 

Фото из семейного архива.

Поделиться:
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации