Социалистическое переустройство. Страницы истории Аргаяшского района

Социально-экономические последствия Гражданской войны оказались катастрофическими. Ситуация как в промышленности, так и в сельском хозяйстве была очень сложной. 

20-е годы

Хотя военные действия в Аргаяшском кантоне прекратились в августе 1919 г., многие метелевцы продолжали воевать на других фронтах.  В результате мобилизации вдвое уменьшилось поголовье лошадей в крестьянских хозяйствах. Из-за сокращения числа мужчин, отсутствия инвентаря посевная площадь сократилась более чем в пять раз.

Переход к мирной жизни и восстановлению экономики требовал статистических данных по народонаселению. По указанию правительства в августе 1920 г. была проведена Всероссийская перепись.  Хотя в ее материалах имеются расхождения в цифрах, она дает представление о ситуации в стране на тот период. Перепись показала большую убыль населения. Если земским учетом 1916 г. в Метелева зарегистрировано 147 дворов и 675 жителей, то по данным 1920 г. числится 135 дворов и 562 жителя. Перепись дает представление, сколько в хозяйствах содержалось живности, скольким количеством десятин земли хозяева владеют, их возраст. Она показала, что многие семьи были полигамными и многодетными.

И назвали деревню Метелева. 20-е годы

Фото 1928 г. Справа Мухубьямал Сиражитдинова.

Вот некоторые данные. Мулла из аймака Аскильды Хамит Файрузов, 41 года, проживает вместе с двумя женами, имеет четверых сыновей, четырех дочерей. В хозяйстве – лошадь, корова, пять овец, два гуся, пять куриц. Мухаметрахим Якупов, 50 лет, из аймака Йомаш, имеет двух жен, одной 52 года, второй 33, двоих сыновей, трех дочерей. Абдулгалим Иксанов, 61 года, из аймака Бухар, проживает с женой 23 лет и сыном 28 лет.

Засуха 1920 года и ее последствия

В 1920 г. Южный Урал постигла засуха, в Аргаяшском кантоне дождей не было семь месяцев. При этом в ходе продразверстки у крестьян изъяли последние остатки урожая. Начался голод. Деревни пустели. Появилось много беспризорных детей. Для их спасения создавали детские дома, один из которых открыли в Метелева. Воспитателем работала Минлегаян Зариповна Хафизова. Одним из ее воспитанников стал уроженец Кузяшева Галей Галеевич Сафаров. Его отец умер в госпитале от ран, полученных в Первой мировой. В 1921 г. умерли от голода младшие брат и сестра, а затем и мать. В конце 1921 г. Галея вместе с другими беспризорниками, умирающими от истощения, подобрали и отвезли в Метелевский приют. Это спасло ему жизнь. В приюте он заболел тифом, мальчик потерял слух. Там он жил до лета 1923 г. Кормить детей кормили, но, как он напишет позднее, почему-то не учили. Возможно, что в школу приютских не пускали из-за карантина. Летом Галей и еще несколько ребят сбежали из приюта.

В 1921 г. Кыштымская народная больница открыла в Аргаяше изолятор на 25 коек. На борьбу с эпидемией тифа были присланы три фельдшера. Один из них Эрнст Эдвардович Цируль был латышом. После ликвидации эпидемии он вел прием больных в открытой Аргаяшской амбулатории. Позднее открылся медпункт в Метелева, и он был направлен туда. Данные о нем зафиксированы переписью 1926 г.

И назвали деревню Метелева. 20-е годы

Шайхатар Иксанов, младший брат Зайнулы Иксанова погиб в Финскую войну.

 

Голод 1921-22 гг. был вызван не только засухой, неурожаем и разрухой, но и политикой Советского государства. Изымались не только излишки, но и семенное, продовольственное зерно. В марте 1921 г. продразверстку заменили фиксированным продналогом, но низовые партработники на местах не спешили менять размеры поставок от крестьян. В конце 1923 г. в кантон направлен в командировку инструктор Башкирского обкома ВКП (б) Т. Ф. Дмитриев. Он подготовил докладную записку «Об общем положении Аргаяшского кантона». Цитируем: «Единый сельхозналог во многих местах пришелся не под силу, и, по-моему, начисление его было не везде правильным. Нередки случаи, когда к обществам присчитали и земли, составляющие госфонд. Так, например, на жителей деревни Метели цифра налога превышает в два раза цифры сбора урожая. Пример: секретарь сельхозячейки имеет корову, лошадь, шесть едоков, сеял 2,5 десятины, обложили налогом в 43,5 пуда, а урожай снял 35 пудов».

Все это свидетельствовало, что даже через два года после изменения центральной политики не произошло резких улучшений ситуации на местах. В деревнях по-прежнему ощущался голод, жители разбредались на заработки, батрачили на баев. Рамазан Усманович Кузыев из аймака Калмак писал в своей автобиографии: «У нас никогда не хватало своего хлеба, поэтому мне приходилось уходить на заработки в соседние казачьи села (Есаульская, Бухарина, Харлуши, Русский Медиак и т. д.) к кулакам, а также в совхоз, организованный в бывшем имении Толстого, что в 7-8 км от нашей деревни. У кулаков работал вместе с односельчанами-батраками Мавлютом Сулеймановым, Аллабирды Саитхужиным и бедняком Хидиятом Шайхисламовым, др. Это было в 1922-24 г.»

Земельный передел

Для подъема сельского хозяйства государство начало оказывать помощь крестьянству. На 1 июля 1923 г. Аргаяшскому кантону была выделена семенная и продовольственная ссуда в 21 825 пудов и 88 единиц сельхозинвентаря. Экономика начала медленно оживать. Октябрьская революция решила один из самых острых вопросов страны – земельный. Крестьяне получили землю, стала утверждаться социальная справедливость при пользовании общинными землями. Сибагат Хасанович Авзянов, работавший в 20-е годы заведующим земельным отделом Метелевского волревкома (позднее министр юстиции Башкирской АССР) вспоминал: «С весны 1920 г. я дал указание всем сельским Советам нашей волости с текущего года прекратить ежегодное долевое выделение сенокосных угодий из лугов общинного пользования по-старому, т. е. по количеству скота, а производить по-новому, только на душу населения мужского пола, имеющего право пользования надельной землей, с которой платят подати (налоги). Это была совершенно новая установка, направленная против небольшой кучки баев, кулаков, мулл, в интересах огромного большинства населения села – бедняков, батраков и середняков». Такое же решение было принято и по выделению лесных делянок. 

И назвали деревню Метелева. 20-е годы

В 1925 г. организован ТОЗ, ставший основой первого колхоза «Марксист».

Хотя многие вопросы социальной справедливости были решены, жизнь крестьянина-бедняка по-прежнему оставалась тяжелой. В большинстве хозяйств применялись примитивные деревянные орудия труда, единственной тягловой силой оставалась лошадь, поэтому была низкой производительность труда. К тому же Южный Урал отличается нестабильными погодными условиями. Важно было повысить производительность труда, скорость обработки земли, проведения посевной и уборки урожая. Беднейшие крестьяне начинают объединяться в товарищества по обработке земли (ТОЗ) и коммуны. Государство выделяло им железный инвентарь, ссуду для покупки семян. В конце 20-х все коммуны и ТОЗы были преобразованы в сельхозартели. В Метелева в 1929 г. местные комсомольцы организовали артель «Тулкын». Первую борозду на объединенных землях артели проложил комсомолец Шамиль Сафаров из аймака Бухар. 

Варис Сиражитдинов, член любительского объединения «Хазина», д. Метелева.

 

 

Фото из семейного архива Сиражитдиновых и архива краеведа Степана Тимофеевича Ершова.

Фото 50-х годов. Стрижка овец на Метелевской ферме.

 

 

 

 

Поделиться:
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации