Краевед Марсель Хайбуллин поделился историей сохраненных народных топонимов.

Названия деревень, рек, урочищ нашего края, аргаяшской земли говорят о том, что на этой земле издревле жили башкиры. Говорящие названия мы читаем и на географических картах.  Наши предки не оставили нам города, памятники архитектуры, но нам досталось другое ценное наследство – топонимика, башкирские названия гор, деревень, рек, озер. Это наследство мы должны сохранить и передать молодому поколению. Изучать топонимику родного края – значит знать свой родной край, любить свою Родину.

 

Многие, особенно молодежь, не знают, откуда и почему появились названия многих мест на кулуевской земле. Вот, например, речка Кургайды, по-башкирски звучит Курғайҙы. Она впадает в Миасс, питает его. Место ее впадения в народе называется Ҡурғайҙы тамағы или Ҡурғайҙы ауҙы.  В переводе с башкирского «тамаҡ» значит «горло», «ауыҙ» – «рот». Кургайды берет свое начало к северу от села на болотистой местности, называемой Олоhаҙ, что переводится как Большое болото. На реке есть несколько мест, где можно было перейти вброд даже во время бурного течения. Одно из них называется Ташкисеу, что в переводе с башкирского Каменный брод. Дно в этом месте выстлано каменистой породой. Следующий брод называется Тэрэн уҙэк, или Глубокое место. Далее Беренсе даутай, Икенсе даутай, то есть первый и второй броды. Есть еще место возле Ағас купер, называемое Ҡултыҡ шар. У Ағас күпер находится еще один брод, есть и такое место, называемое Мэртэк. Здесь пасли кобылиц, из молока которых делали кумыс. 

Как только вспоминаю речку Кургайды, вижу детство. Тогда были снежные зимы, а весна была настоящей весной. Вся талая вода стекала в болото Олоhаз, а часть уходила в речку. С шумом и треском разливалась она через мост возле кладбища, невозможно было ни пройти и ни проехать. Иногда Кургайды уносила и мост. Дней 12–15 бушевала речка. Я это хорошо помню, потому что наш дом стоял недалеко. Как только речка разливалась, рыба поднималась по Кургайды, тогда чем только мы ее не ловили! Габдрауф Манапов был старше нас и острогой или петлей ловил щук. Мне было лет 10–12, и мы с товарищами играли возле реки.

Вдоль нее идет дорога на север. Напротив Второго брода находится небольшой холм под названием Япар тау – гора Япара. За кладбищем лес тянется в сторону д. Ялтырова вдоль реки Миасс. Он называется Шар агасы. Там, где лесная чаща делает изгиб в сторону реки Миасс, место, называемое Шар мороно – «морон» значит «нос».  Справа через дорогу от Шар агасы – огромный лесной массив, который башкиры назвали Орша. Он тянется километров 13 – от кладбища до д. Первомай, которой нет на сегодняшний день.

За огородом Гамира Манапова на берегу Кургайды мы нашли зуб мамонта примерно в 20–25 см длиной, а шириной 10–12 см. Это может подтвердить Адгам Юмагужин. До сих пор не могу вспомнить, куда мы его дели? У берегов Кургайды росла дикая смородина. Ягоды были мелкие, но ребятня с удовольствием собирала их, хотя они были очень кислыми. 

Марсель Хайбуллин, краевед, с. Кулуево

Поделиться:
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации