Аргаяшский районный краеведческий музей мог бы отметить в этом году свое 45-летие, но торжество, к сожалению, не состоится.

В 2012 г. к 35-летию музея в «Восходе» была напечатана статья Л. Назаровой «Незаменимые есть». Любовь Николаевна подробно описала историю создания районного музея, как Андрей Небылицын «собирал, создавал, совершенствовал, отстаивал свои идеи». Совершенно случайно мне попали письма Андрея Михайловича, написанные Каюму Кушаеву. Переписка охватывает период с 1978 по 1982 г. Каюм Кушаевич – наш земляк, из Кузяшева, ветеран-железнодорожник, труженик тыла, проживал тогда в г. Алапаевске. Небыдицыну за 50 лет, Кушаеву – 70. Это переписка увлеченных людей, которых сблизил общий интерес. Предполагаю, что они познакомились именно в музее, говорили о нем, обсуждали его создание.

Получив письмо, Каюм Кушаевич нумеровал его, ставил дату, после прочтения делал пометки. Видимо, чтобы не забыть, о чем писать в ответ – свои мысли, советы, планы относительно музея. Каюм Кушаевич добровольно возложил на себя обязанности помощника-консультанта. Андрей Михайлович с удовольствием принял такую деловую дружбу и сотрудничество. Таких людей и поддержки ему как раз не хватало. Он ценил эту дружбу, из писем это хорошо видно.

Собирали по крупицам

Андрей Михайлович писал, как идут дела с пополнением музея, какие экспонаты удалось достать, где их раздобыл. Первое письмо из больницы от 30 июля 1978 г. Цитирую: «Здравствуйте, уважаемый Каюм Кушаевич. Помню о нашем последнем разговоре. Но в жизни случается, как в пословице «Не живи, как хочешь, а живи, как бог велит». Так вот бог распорядился, и с первого июля нахожусь в больнице. Опасное позади». Следующее письмо от 6 августа: «Получив письмо от вас, веду агитацию среди больных. Обещают, уже две деревянные ложки лежат на тумбочке. Еще пообещали деревянный ковш. Достать необходимое можно. Ткацкий стан заправлен и заткан. В общем, все по уму. Только я – негодник, не в том месте нахожусь. Ну, да все образуется. Почему-то уверен, задуманное нами будет сделано и будет выглядеть прилично и поучительно. Хотя круг помощников очень мал».

20 января 1979 г. Андрей Михайлович делится еще одной радостью и одновременно проблемой: «Каюм Кушаевич, в музей поступила еще одна яга (нагрудное украшение башкирки). Размером она меньше вами принесенной, и вид у ней невзрачный. Нельзя ли часть ее использовать для реставрации первой? Нужно бусинки пришить, и кого бы вы посоветовали привлечь? Этой мыслью делюсь с вами первым. Экспонат зарегистрирован, но ведь с нее не все возьмем. С вами советуюсь, потому что вы в вопросах музея разбираетесь и действительно хотите развития, улучшения». В письме от 13 июля вновь музейная тема в центре обсуждения: «В музее что-нибудь да и прибавляется, делаю потихоньку. В отделе «Природа» появились гадюка, чучело утки, гнездо иволги. Делается стеллаж – полка для образцов древесных пород от лесхоза».

Ни Дома печати, ни музея – одни разговоры

Сам Андрей Михайлович постоянно обучался музейному делу на курсах и семинарах, ездил в другие музеи, сотрудничал с краеведами области, читал литературу по истории края. Письмо от 12 марта 1980 г.: «Каюм Кушаевич, последние дни в музее, и дома я бываю мало. На неделе – три командировки – поездки. Наконец-то колокол наш. Колокол такой, как описан в архивной справке». 12 апреля делится планами поездки в областной краеведческий музей, а в октябре – новая встреча, на этот раз с коллегами из Миасса. «28-29 октября был в командировке в Миассе. Поездка меня обогатила знаниями музейного дела. Встретили меня сотрудники музея приветливо, многое подсказали. Директор музея Надежда Ивановна, приятная собеседница и, похоже, деловая, пообещала для нашего музея экспозицию археологических находок из Аргазей. В начале декабря просили приехать за ней». По совету Кушаева Небылицын читает краеведческие книги: ему хочется больше узнать о гражданской войне на Урале и Оренбургском казачестве.

К созданию музея Андрей Михайлович привлекал знакомых, актив музея, родных, учащихся СПТУ. Галей Галеевич Сафаров изготовил для экспозиции лук для охоты. Он был репрессирован в 1938 г., прошел 10 лет лагеря на Колыме. Оставил четыре тетради воспоминаний «О пережитом». Тагир Садреевич Фазылов, учитель Кузяшевской школы, передал украшения женщины-башкирки. «Музею нужна помощь», – писал Тагир Садреевич в «Восходе».  Учитель-фронтовик Гилязов из Усманова собирал предметы быта для обустройства юрты. Более 50 фотографий для альбома «Быт и культура башкир», башкирскую юрту, которую сам изготовил, подарил музею Каюм Кушаевич.

Этим двум фанатикам музейного дела было интересно всё: увековечение имени Хафиза Кушаева и других выдающихся борцов революции, Гражданской войны. Писал Андрей Михайлович о делах в районе, погоде, сельскохозяйственных работах. Мечтали они о доме печати в Аргаяше. В письме от 10 октября 1981 г. читаем: «О Доме печати разговору много, а строительство даже не начинается». Такая же участь постигла и другие важные инициативы. Вот тому подтверждение – письмо от 17 февраля 1981 г.: «С присвоением звания музею ничего не слышно. Вчера об этом говорил в райисполкоме. А в отношении увековечения имени Хафиза Кушаева пока только разговор. Надеюсь на благополучный исход ходатайства». Только разговорами завершилось и обращение о присвоении улицам имен тех, кто установил Советскую власть в с. Аргаяш. И вновь обнадеживающее событие: «И ещё: в Аргаяше была делегация врачей-фтизиатров из Челябинска. Во время посещения музея Батманов (I-й секретарь РК КПСС) говорил, что думает строить отдельное здание под районный краеведческий музей. Ну, а что будет, увидим».

Бремя непонимания

Не всё, далеко не все было гладко. Некоторые «помощники» доводили до белого каления, были проблемы с печатанием, оформлением, фотографом, который никому не подчинялся.  В письме от 20 января 1979 г. Андрей Михайлович сетует: «Не всегда нахожу собеседника, который понимает и не смеется. Есть и такие, которые смотрят на меня с удивлением. Уже и загадку слышал про себя: «Немолод, но делом не дурак, а работает за так». И вновь столкновение с непониманием окружающих: «На днях ездил в деревни Байгазино, Яраткулово. Зря! Меня удивляет нежелание большинства башкир помогать музею. Хотя слышу: «Правильно, молодец, русский, а за нас старается!» Чем их и как расшевелить?»

Но Андрей Михайлович всё равно делал своё дело, отстаивал свои идеи, много ходил по инстанциям, хотя это давалось ему нелегко. А ведь он был болен. Мало кто знал об этом. «Скриплю, терплю, не поддаюсь хвори. А как вы?» – пишет он другу и единомышленнику.  Он все торопился реализоваться и в училище, и в музее. Работал не щадя себя. Много внимания уделял молодёжи, истории района, людям, внёсшим значительный вклад в его развитие. Все эти материалы публиковал в газете, на собственноручно оформленных стендах, экспозициях, выставках. Активно занимался исследованием истории района, предприятий, организаций, учреждений, биографий участников Великой Отечественной войны. Агитировал, призывал в газетных статьях собирать такие материалы и сведения учащихся, комсомольцев. «Пока не поздно», – писал он.

Андрей Небылицын был краеведом, который сильнее других любил и лучше прочих знал историю нашего края.  Андрей Михайлович и Каюм Кушаевич выступили в роли хранителей памяти. Это были беспокойные, неравнодушные, увлечённые, ищущие, щедрые душой люди. Они жертвовали здоровьем, благополучием, умели видеть интересное и полезное там, где для иных всё обыденно или даже нет ничего. Давайте будем помнить этих добровольных хранителей памяти.

Мухтарама Ижбулатова, д. Кузяшева

От редакции:

Прошло более 40 лет с тех пор, как район планировал построить для районного краеведческого музея отдельное здание. Сегодня мы с удивлением читаем, что в Аргаяше планировался и свой Дом печати. На сегодняшний день музей закрыт. Музейная комната была отдана под кинозал. Идет поиск помещения для восстановления и размещения экспозиции.

Дата

Апрель 1971 г.

Аргаяшский райисполком принял решение о создании в районе краеведческого музея.

Декабрь 1972 г.

Создана инициативная группа по организации музея. В ее составе – М. Глазырина, А. Небылицын,  П. Павлов.

7 ноября 1977 г.

Открытие районного краеведческого музея приурочено к очередной годовщине Великой Октябрьской революции.

Февраль 1987 г.

Аргаяшскому районному краеведческому музею присвоено звание «Народный

Фото из архива Аргаяшского музея

Поделиться:
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Oldest
Новейший Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Габдрафик
27 дней назад

Печальная история. Так же обстоит дело по увековечению имени Великого Таймаса Шаимова. Не прилично долго. Город Челябинск, выросший из крепости основанной на его землях, отметил уже 285 лет. Торжества прошли, а имя нашего предка так и осталось в забвении. Проводятся разные торжественные мероприятия… А такие вопросы не решаются.

Самые свежие публикации