Низам Гайнетдинович Гайнетдинов родился в 1917 г. в с. Кунашак в семье небогатого купца, у которого было две жены: старшая Софья и младшая Гайша – мама Низама.

Кроме него, еще семь детей, Низам – младший. Отец часто ездил за товаром – спичками, солью, сахаром, привезенные продукты раздавал односельчанам. Бабушка Софья была очень властной женщиной, и мама Гайша была у нее практически прислугой. Жили небогато. С одной поездки отец Гайнетдин не вернулся. Вероятнее всего, его ограбили и убили. Семья осталась без кормильца. В то время Низаму было лет 5-6. Чтобы  прокормить детей, Гайша шила односельчанам одежду. Она очень хотела, чтобы они выросли грамотными. Позже Низам Гайнетдинович вспоминал, что на всех была одна пара валенок, гулять ходили по очереди.

После учебы в деревне он поехал в Свердловск, поступил в 1936 г. в педагогический институт на исторический факультет, окончил в 1940 г. Во время учебы Низаму приходилось работать. Имеется справка о том, что с 1.01.1939 г. по февраль 1940 г. – учитель истории на рабфаке при Казанской академии в г. Свердловске, а с сентября по ноябрь 1940 г. – учитель истории в Мончарской средней школе. Просто удивительно, откуда у деревенского мальчишки такая сильная тяга к учебе?

«Служу Советскому Союзу!»

По окончании института Низам Гайнетдинович работал учителем истории. Вскоре его призывают в Красную Армию, учится в высшем командном пехотном училище на Дальнем Востоке. Начинается Великая Отечественная война. В 1942 г. его часть направляют на Западный фронт. Коммунистом Низам стал на фронте, чем очень гордился. Во время штурма г. Великие Луки он, командир взвода, заметил вражеский дот, который не позволял нашим солдатам подняться. План Низама был дерзок. Вместе с другом они пробрались к нему, забросали гранатами, овладели чудом оставшимся исправным пулеметом и,  поставив его на крышу дота, повернули на траншеи, где залегли немцы. Те в ужасе стали убегать. После освобождения Великих Лук его вызвали в штаб и вручили медаль «За отвагу». Сказав «Служу Советскому Союзу!», Низам направился было к выходу.

– Погодите, – остановил его начальник политуправления дивизии. – У меня к вам есть еще дело: поручено вручить партийный билет.

Кандидатом Низам Гайнетдинович стал еще перед боем 25 ноября 1942 г., а 3 марта 1943 г. ему вручили удостоверение. Казалось, сердце не выдержит такой радости, гордость распирала молодого воина. Коммунисты военных лет, закаленные в боях, смотревшие смерти в глаза, и в мирной жизни гордо несли это звание.

В августе 1943 г. под Смоленском его ранило. В составе III Белорусского фронта принимал участие в операции «Багратион», освобождал Белоруссию, Польшу, Литву. После ранения вернулся в родную 26-ю стрелковую гвардейскую дивизию в Восточной Пруссии. В 1943 г., будучи гвардии капитаном, командовал батальоном. Из воспоминаний Низама Гайнетдинова: «Воевал, как все. Думал о родине и родных».

В марте 1944 г. его ранило во второй раз, уже сильно. Командир части, навестивший его в госпитале, пообещал: «Если выживешь, дам месячный отпуск, повидаться с родными». Низам Гайнетдинович поправился, командование сдержало слово. Пока добирался до Москвы, состав не раз подвергался бомбежке. Приходилось сутками пробираться по лесным дорогам. Вместо месяца Низам пробыл дома только половину срока.

Ранним апрельским утром он постучался в с. Караболка в дом, где жила Мавлиха. Ей дали недельный отпуск. Молодые и счастливые, 25 апреля 1944 г. они зарегистрировали брак на долгие годы. Но война еще не закончилась. Тревоги, ожидания, надежды на будущее – все это было впереди.

В апреле 1945 г. Низама контузило. Младший сын Наиль рассказывал, как в детстве слышал разговор отца с однополчанином Столбенко. Низам рассказывал, как  выжил во время боя. Его контузило, завалило землей. После боя солдаты подбирали погибших и раненых. Один из бойцов увидел торчащие из-под земли офицерские сапоги. Решив, что они на погибшем, попытался снять. Но тут Низам зашевелился и застонал. Таким образом  оказался спасен. Победу встретил в госпитале в г. Кенигсберге.

Но для Низама война еще не закончилась. Его оставили служить при комендатуре. Тогда он присылает жене Мавлихе пропуск для въезда в город. Она должна была доехать до Москвы и там встретиться с военными, которые сопроводили бы ее до Кенигсберга. Мавлиха уже собрала чемодан, но вышел приказ И. Сталина о демобилизации учителей, и Низам Гайнетдинович приехал домой. Это случилось в 1946 г. Вернулся живой, пусть и инвалидом II группы.

Педагог и общественный деятель Низам Гайнетдинов Педагог и общественный деятель Низам Гайнетдинов

Жизнь в мирное время

Война давно отгремела, но ранения и контузия напоминали днем и ночью. Отвлекали от боли и душевных ран дорогая семья, любимая работа, ученики и увлечения. Низам Гайнетдинович был очень грамотным, эрудированным человеком, с большим чувством юмора, душой любой компании. Исторические факты, даты, имена, события, анекдоты – как все умещалось в его голове? Обладая прекрасными ораторскими способностями, был политически грамотным, сдержанным, волевым, принципиальным. Всю жизнь работал директором: в аргаяшской средней школе №2, вечерней, Байрамгуловской, Бажикаевской, Кунашакской. Являлся членом Аргаяшского комитета народного контроля, председателем товарищеского суда. Согласно сохранившимся удостоверениям, он мог проводить проверку магазинов ЦМРК по вопросам приемки стеклопосуды, торговому обслуживанию населения, работе столовых общественного питания и т.д.

30 лет Низам Гайнетдинович был пропагандистом, единственным лектором-международником в районе. Интересны воспоминания учеников. Они рассказывали, что долгое время Низам Гайнетдинович носил черную военную форму и сапоги. Никогда не повышал голоса. При общении с учащимися был терпелив, внимателен, к нему часто обращались за советом и помощью односельчане. Педагог-фронтовик удостоен множества наград: орденов Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалей «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «Ветеран труда», юбилейных, благодарностей, грамот.

За шахматной доской

Можно сказать, Низам Гайнетдинович был перфекционистом. И если что-то делал, то только на отлично. Музыкант-самоучка, прекрасно играл на баяне, фортепиано, а жена Мавлиха хорошо пела. Они являлись артистами народного театра, участвовали в различных концертах. В свободные часы в семье устраивали маленькие представления, в которых мы, дети, тоже принимали участие. У нас не было ни ковров, ни хрусталя, ни золота, зато были фортепиано и телевизор.

Я  и мой брат Рамиль окончили музыкальную школу. Самым талантливым был младший брат Наиль, который играл на фортепиано, баяне и гитаре. Также Низам Гайнетдинович любил читать. Часто его можно было увидеть с книгой в руках. Библиотекарь в Аргаяше говорила, что он перечитал всю имеющуюся литературу. Эту любовь переняли внуки и правнуки.

Также Низам Гайнетдинович был заядлым охотником и рыболовом. Но самым главным его увлечением и большой страстью являлись шахматы, в которых он достиг значительных результатов – занимал первые и призовые места на районных и областных соревнованиях. Мог играть сам с собой, но зачастую с товарищами-шахматистами, засиживаясь до поздней ночи. Низам Гайнетдинович никогда не проигрывал, только однажды своему зятю. И по этому поводу очень сокрушался.

Из жизни он также ушел за шахматной доской, хотя врачи строго-настрого запретили ему умственно перенапрягаться. Но без шахмат Низам не мог жить. Во время игры эмоциональное напряжение вызвало кровоизлияние в мозг. Это случилось 10 февраля 1991 г. в госпитале. В первые годы после его смерти Аргаяшский спорткомитет проводил ежегодный турнир его памяти, итоги подводили в канун Дня Победы.

Миля Зинатуллина, дочь, г. Уфа.

 

Поделиться:
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации