По страницам фронтового дневника ветерана 114-й стрелковой стрелковой Свирской Краснознаменной дивизии Галяла Гилязовича Гилязова.

Согласно существовавшему в 1941 г. закону «О воинской службе», в армию призывали лиц, которым исполнилось 18 лет, имеющих среднее образование, других – с 19. Я в июне 1941 года окончил педучилище, получил среднее образование. Но мне еще не было 18. Началась война, всем хотелось быстрее уйти на фронт для быстрого разгрома ворвавшихся фашистов. Добровольцев было не счесть. Я, конечно, тоже был охвачен патриотическим стремлением и долгом немедленно отправиться на Отечественную войну. Благо, нас через месяц после окончания училища вызвали в РВК. Кому было 18 и больше, забирали в армию, а тем, кто не достиг этого возраста, рекомендовали идти добровольцами. И я сразу же решился, написал заявление и 20 июля 1941 г. ушел в армию.

Битва за Ленинград

В тылу, в Алкинском военном лагере (Башкирия), прослужил четыре месяца и в конце ноября был отправлен на фронт. Нас везли на Москву, тогда шла жесточайшая битва за столицу. 5 декабря советские войска, изрядно обескровив противника в труднейших оборонительных боях, перешли в контрнаступление и довольно успешно погнали немцев от Москвы. Наш воинский эшелон (может, и не только наш) где-то в районе городов Ярославля и Сызрани повернули на север к Ленинграду, который был заблокирован врагом. Противник спланировал завершить вторую линию блокады в полосе юго-восточнее оз. Ладога.

Нас повезли в район реки Свири и оз. Ладога в Ленинградскую область. Высадив эшелон на станции Бабаево, восточнее г. Тихвин, повели на р. Свирь. Прибыли на фронт 13 декабря и с ходу в бой. 14 декабря мне исполнилось 18 лет. Зима была холодная, правда, одежду выдали хорошую: шапку-ушанку, подшлемник, две пары белья, рукавицы теплые и перчатки с двумя пальцами. Но огня разводить не давали. И землянок не было.

Наступали по снегу то мы, то финны (союзники немцев). Днем ползешь, пока живой, а ночью залегали в снег. Кругом лес, болото. Так я провоевал около двух недель. Потом нас отвели в тыл – 3–5 км к штабу дивизии. Это была 114-я стрелковая дивизия из Сибири, в основном из Иркутской области. Бои шли беспрерывно. Наша рота осталась охранять штаб дивизии, где мы пробыли до апреля 1942 г. Противник был остановлен. Врагу не удалось сделать вторую линию блокады Ленинграда. Осталась «Дорога жизни» по оз. Ладога, связывающая город со страной. В апреле пошло новое наступление. 20 апреля я был ранен под Свирью. Пролежал в госпитале три месяца и снова вернулся в свою часть. На нашем Карельском фронте началась позиционная война. Крупные боевые операции не проводились ни с нашей, ни с вражеской стороны. Шли бои местного значения, беспрерывные разведывательные вылазки и строительство оборонных сооружений.

Форсирование Свири

Новые крупные военные сражения начались в июле 1944 г. Наступление наших войск началось с форсирования Свири – реки широкой (300 м) и быстротечной. Я при форсировании состоял в подразделениях ложного направления, предусмотренного для отвлечения и заблуждения противника. За эту операцию меня наградили медалью «За боевые заслуги». Финнов погнали. Мы пришли к государственным границам СССР, и Финляндия была вынуждена выйти из войны.

Нашу дивизию в сентябре 1944 г. отправили в Заполярье за г. Мурманск. 18 октября мы вступили в бой с немцами. Наша рота занималась в основном прокладыванием дорог для подвоза войск, боеприпасов, питания, техники. 29 октября вступили на территорию союзной Норвегии. Немцы полностью ушли оттуда. И наша дивизия в составе корпуса была оставлена в Северной Норвегии, где простояла до сентября 1945 г.

 

 

Поделиться:

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации