Имя советского и польского военачальника, уроженца аргаяшской земли Николая Осиповича Абрамова до сего времени было неизвестно его землякам

 

Прилетела весточка от знакомых краеведов. Разбирая материалы, относящиеся к истории Кыштымского завода, коллеги наткнулись на справку о Николае Осиповиче Абрамове, уроженце рудника Язаш. Во всех биографических справках, как выяснилось позже, указано, что это поселение относится к Аргаяшскому району.

Вместе с Николаем Дындыкиным попытались установить возможные координаты. В ведомости 1762 г. называются рудник Мустафинский и три Азяшских рудника, приданных Кыштымскому заводу. В январе 1759 г. хозяину Кыштымского и Каслинского заводов Никите Демидову берг-коллегией было разрешено построить чугунно-плавильный и железоделательный завод на речке Азяш. Но она оказалась маловодной, и Демидов возвел производство на реке Уфа. Назвал завод Азяш-Уфимским. Азяш, Язаш… О правильном написании названия поселения, в котором 13 декабря 1897 г. родился Николай Абрамов, можно теперь только спорить. Но бесспорно, что имя легендарного советского военачальника должно быть вписано в Книгу славы и историю аргаяшского края.

Рождение командира

О семье, детских и юношеских годах Николая Осиповича известно мало. Можно лишь догадываться, что мальчишка, выросший в краю, богатом озерами и реками, прекрасно плавал, свободно чувствовал себя в водной стихии и мечтал когда-нибудь увидеть море. В 1916 г. юношу мобилизовали на первую мировую войну. Начинал службу матросом-учеником Машинной школы, затем машинистом Балтийского флотского экипажа. После успешного исполнения должности машиниста на учебном судне был переведен на эскадренный миноносец. Там же в 1917 г. вступил в ряды РСДРП. Рабочему парню были близки лозунги большевиков. Попав в гущу революционных событий, Николай продолжает службу в морских отрядах Петрограда и Кронштадта. В 1918 г. вступает в Красную Армию, участвует в гражданской войне на Восточном фронте. Окончив в 1919 г. курсы пехотного командного состава, в сентябре вынужден демобилизоваться из РККА в связи с болезнью. Поступил в Свердловскую партшколу, по завершении которой в 1921 г. призван в ВМФ. Вновь судьба вела его к морской службе. Два года Абрамов – слушатель Военно-морского политического училища им. Рошаля, назначен на канонерскую лодку «Беднота» военным комиссаром. И еще три года отданы учебе военному делу в параллельных классах Военно-морского училища им. Фрунзе.

С сентября 1928 г. по октябрь 1929 г. Николай Осипович несет службу помощником командира канонерской лодки «Красный Аджаристан», позже, до октября 1930 г. – командир канонерской лодки «Красная Грузия». Еще три года учебы в Военно-морской академии им. К. Ворошилова и новое назначение – старший помощник командира крейсера «Червона Украина». В 1934 г. ему доверена должность начальника штаба дивизиона канонерских лодок, затем командование эскадренными миноносцами «Быстрый» и «Шаумян». 1936 г. он завершал командиром лидера «Харьков».

Приказываю открыть огонь

Знания передовой военной науки и боевой опыт формировали будущего военачальника. И очень скоро они потребовались в полной мере. В июле 1936 г. в Испании генерал Франко поднял военный мятеж, его поддержали фашисты Италии, Германии, Португалии. Испанская республика пала, началась гражданская война. Советский Союз помогал республиканцам в борьбе с франкистами. Николай Осипович назначен военно-морским советником командира соединения эскадренных миноносцев республиканского флота. В его обязанности входило обеспечение доставки грузов союзникам, встреча и конвоирование транспорта. Испания дала Абрамову ценный боевой опыт. Уже совсем скоро его острый аналитический ум, умение быстро принимать взвешенные и успешные решения, брать на себя всю полноту ответственности и риска потребуются для защиты Родины. С честью выполнив поставленную перед ним задачу, он заслужил звание капитана 1-го ранга и назначен начальником группы для особых поручений при Военном Совете Черноморского флота. В марте 1940 г. ему доверено командование Днепровской военной флотилией, 4 июня присвоено звание контр-адмирала. После ее расформирования в июле Абрамов возглавил Дунайскую военную флотилию.

Создавать ее пришлось практически с нуля, на новом, после присоединения Бессарабии, государственном рубеже. Сопредельная Румыния – вассал фашистской Германии. На ее нейтралитет в случае войны рассчитывать не приходилось. 17 июня 1941 г. Черноморский флот начал большие учения, в которых участвовали и дунайцы. Обычно они проводились в конце лета, но напряженная международная обстановка заставила сместить сроки. Сценарий учений был расписан по самому вероятному варианту нападения противника. Репетировали развертывание по боевой тревоге, а вышло, что фактически развернули флотилию для боевых действий. Хотя вокруг шла обычная повседневная жизнь: по Дунаю плыли грузовые суда под флагами соседних государств, на виноградниках кипела работа, но ощущение тревоги витало в воздухе, наполненном слухами о приближающейся войне.

Когда в два часа ночи в штаб пришла телеграмма с приказом перейти Дунайской флотилии в готовность №1, потребовалось всего 10 минут для его исполнения. Еще через час из Севастополя прилетела короткая радиограмма с одним незашифрованным словом – ураган. Это значило, что где-то на Черном море завязался бой. Тишину над Дунаем разорвала в 4.15 артиллерийская канонада. Под огнем румынской артиллерии оказался весь советский берег. Командиры знали об опасности провокаций и ответный огонь не открывали, но телефон в штабе флотилии просто разрывался. Пять тяжелых минут потребовалось Николаю Осиповичу, чтобы принять решение: в 4.20 он отдал приказ открыть огонь по противнику. Его боевой товарищ, начальник штаба Дунайской флотилии Виссарион Григорьев написал в мемуарах: «Журнал боевых действий свидетельствует: контр-адмирал Н. О. Абрамов отдал это приказание в 4 часа 20 минут, через пять минут после того, как начался обстрел с румынского берега. И сейчас я считаю: не так уж много времени понадобилось нашему командующему, чтобы на свою ответственность, без приказов старших начальников и, не имея сведений об объявлении нам войны, принять решение, которым флотилия вводилась в бой». Командование Черноморского флота ответило на донесение Абрамова об открытии ответного огня в 5.00 короткой радиограммой: «Молодцы, дунайцы, бейте врага по-черноморски».

Не отступать и бить врага

Главный принцип Красной Армии, которому учили будущих командиров во всех советских академиях, гласил: бить врага малой кровью на его территории. Под командованием Абрамова дунайцы не только подавили ответным огнем атаку румынских войск, но и атаковали речными бронетанкерами передовые части врага. Наступление захлебнулось. Попытка воздушной атаки на опорный пункт в Измаиле противнику тоже не удалась. К полудню 22 июня после заявления советского правительства стало окончательно ясно: это не просто провокация, началась война.

Общими усилиями удалось за первые сутки отбить шесть попыток противника переправиться через Дунай. На военном совете обсуждался дальнейший ход действий. Под тяжелым натиском фашистских войск нашим частям приходилось уничтожать технику, жечь склады, налегке уходить на восток с отступающим фронтом. Но приказа отступать к Одессе Дунайская флотилия не получала. И Абрамов принимает решение: атаковать! В ночь на 24 июня пограничники и взвод морских пехотинцев на бронекатерах при мощной поддержке артиллерии провели первый в истории Великой Отечественной войны морской десант на вражескую территорию. Румынский гарнизон в с. Сату-Ноу был разбит, солдаты сдавались в плен или разбредались по окрестностям. Над сельской колокольней взвился красный флаг. Заняв плацдарм, дунайцы продолжили наступление, расширяя захваченную территорию. Причем успех был достигнут малой кровью во многом благодаря умелому и взвешенному командованию.

Адмирал Николай Осипович Абрамов

Когда маршалу, премьер-министру Румынии Иону Антонеску доложили, что его армия уже почти месяц не может высадиться на советскую территорию и отступает под натиском Красной Армии, он был в ярости. Организованное им наступление вновь потерпело неудачу. И тогда Антонеску сообщил в Берлин, что в Румынию вторглись не менее 10 000 советских войск. На совещании у Гитлера решался вопрос о переброске сил вермахта на поддержку союзника, но Канарис отговорил фюрера: пусть румыны сами справляются.

Маршал Советского Союза И. Крылов вспоминал спустя многие годы: «…Насколько я знаю, больше нигде на всем фронте советскому солдату не довелось в то время ступить на землю врага и хоть ненадолго на ней закрепиться. Батальоны, переправленные моряками через Дунай, словно напомнили агрессору от имени всей Красной Армии: рано или поздно мы придем туда, откуда на нас напали, и кончать войну будем там!» Но судьба флотилии решалась севернее, там, где враг наступал на Кишинев, в глубь Молдавии. Из штаба Черноморского флота пришел приказ: идти к Одессе, прикрывая отступающие по суше войска. Дунайцы уходили непобежденными, но с тяжелым сердцем.

Дорогами войны – от запада до востока

Николаев, Херсон, Севастополь… В августе 1941 г. Абрамов назначен начальником Херсонского гарнизона, при том, что оставался командующим Дунайской военной флотилией. В октябре ему поручен 2-й сектор береговой обороны Севастополя. Пригодился опыт десантных операций на Дунае, когда Николаю Осиповичу пришлось командовать высадкой десанта в Крыму. Но Керченско-Феодосийская операция закончилась безрезультатно. Сложно предполагать, по каким причинам Абрамов был отстранен от должности командующего Дунайской военной флотилией, возможно, ему поставили в вину, что десантные операции не принесли успеха. Но контр-адмирал получает новое назначение – командир учебного отряда Черноморского флота. Красная Армия училась бить врага. Символично, что именно от бывшей турецкой крепости Измаил, когда-то победоносно взятой генерал-аншефом Александром Суворовым, началась его, абрамовская, наука побеждать.

В апреле 1942 г. его назначают командиром Иоканьгской военно-морской базы Северного флота. До октября 1944 г. Абрамов нес службу на Кольском полуострове. Советская Армия освобождала одну за другой страны Европы. В конце 1944-го новое назначение – помощник председателя союзнической контрольной комиссии по морским вопросам в Болгарии. Боевой, организационный опыт международных связей контр-адмирала Абрамова оказался востребован и на исходе войны, когда перед страной стояли новые задачи. В августе 1945 г. он назначен командующим военно-морским флотом Польши, формировал ВМФ, восстанавливал корабли, судостроительные заводы страны, именно поэтому в исторических справках Николай Осипович назван советским и польским военачальником.

И в мирное время, до самой отставки в мае 1960 г., Абрамов многое сделал для военно-морских сил страны: командовал отрядом учебных кораблей Юго-Балтийского флота, занимался приемкой военных кораблей при главкоме ВМС. Много лет возглавлял ленинградскую секцию ветеранов-испанцев. Умер Николай Осипович в 1964 г. На Ново-Волковском кладбище Санкт-Петербурга стоит скромный гранитный камень с высеченными звездой и православным крестом.

Адмирал Николай Осипович Абрамов

Верный солдат Родины четырежды награжден орденом Красного Знамени (1939, 1941, 1944, 1949 гг.), Отечественной войны I степени (1944 г.), Ленина (1945 г.), польским орденом «Крест Грюнвальда» III степени (1945 г.), болгарским «9 сентября 1944 г.» (1947 г.), именным оружием в 1957 г. и многочисленными медалями, в том числе иностранными. В представлении к награждению орденом Ленина Николаю Осиповичу дана такая емкая характеристика: «Организованный, требовательный, дисциплинированный офицер. Делу партии Ленина-Сталина предан».

Так сложилась судьба Николая Осиповича, что родные места он покинул совсем юным, а затем выбранная им стезя уводила его все дальше и дальше, в чужие страны, на самый краешек земли. И упокоился наш земляк на ленинградском погосте. Наверное, поэтому мы и не вспоминали о нем многие десятилетия. Но этот год, год 75-летия Великой Победы, особенный. Все эти месяцы мы писали вместе с вами летопись народной памяти, стараясь вспомнить всех земляков, кто сражался за Родину на фронте, работал ради ее освобождения от фашизма в тылу. И будет справедливо, что особую страницу нашей районной книги памяти посвятим Николаю Осиповичу Абрамову – единственному адмиралу аргаяшской земли.

Римма Хибатуллина.

 

 

Поделиться:
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации