Определенную школу жизни я прошел в общежитии, где жил два года. Все было: драки – примирения, удачи – неудачи. Именно здесь я понял, что такое настоящая мужская дружба.

Глава Х.

Желание вырваться из дома постепенно сменилось желанием видеть родной поселок, родной дом, родителей.

Практически каждую субботу пригородный поезд Челябинск – Уфалей доставлял меня в Аргаяш. Интересные встречи с друзьями на вокзале сводились к тому, что за полуторачасовой путь мы дружно обменивались событиями и впечатлениями. Мы, рабочие, рассказывали о своей рабочей жизни, а студенты о своей – студенческой. Приятные встречи с родным домом. До сих пор ощущаю вкус теплого маминого пирога или домашнего супа после однообразной городской пищи.

Наступил 1965 год, близится время поступления в средние и высшие учебные заведения. Помню, как долго выходил из профессионального оцепенения, так, наверное, было и будет с каждым. Еще будучи в школе, мы мечтаем о высоких мирах, в смысле выбора профессии. Космонавт Юрий Гагарин, первым покоривший космос, окутавший себя ореолом славы, стал кумиром всех советских мальчишек. Будучи в школе, многие задумываются о будущей профессии, кто-то мечтает о небе, кто-то – о море. Хорошо зная географию, досконально изучив железнодорожную сеть страны, мне хотелось стать участником изыскания новых железных дорог. Я мечтал поступить в Свердловский институт железнодорожного транспорта по специальности «Изыскание железных дорог». Когда в 9-м классе начали изучать органическую химию, мне легко запоминались органические вещества с длинными бензольными кольцами. Используя внеклассную литературу, я уже знал формулы лавсана, капролактама и других пластических материалов. Мечтал поступить в Уфимский нефтяной институт и участвовать в разработке и синтезе новых органических материалов.

Со временем мои желания и мечты оказались более приземленными, и вот в августе 1965 года, после первой неудачной попытки, теперь уже имея два года производственного стажа, я уверенно перешагнул порог Челябинского политехнического института, пошел сдавать первый экзамен по математике. Неплохо зная этот предмет еще в школе и готовясь к поступлению в течение двух лет работы на ЧМЗ, я спокойно взял билет, посмотрел его и сказал, что могу сдать без подготовки. На первом же вопросе, где я второпях (1-х) 6 разложил как 1-х6, экзаменатор остановила меня и сказала, что я свободен. Мои уговоры исправить ошибку и рассказать остальные вопросы оказались тщетными. То ли она меня восприняла как выскочку, то ли выполняла задачу по отсеиванию, а конкурс был 5 человек на место. В итоге я был обескуражен, тем более что это поступление было уже не первым. Не менее были огорчены мои родители, с которыми мы вечером долго обсуждали вопрос дальнейших действий.

Подсказка пришла неожиданно. В середине августа челябинское радио сообщило о недоборе в Челябинском автодорожном техникуме. В какой-то степени выполняя волю родителей, которые очень хотели, чтобы дети имели среднее или высшее образование, я в сентябре 1965 года оказался студентом Челябинского автодорожного техникума. Будучи на отделении «техническое обслуживание и ремонт автомобилей», я проникся этой специальностью, появился интерес к технике. Познал прелести студенческой жизни. Побывал в Казахстане, Актюбинской области, где в составе стройотряда работал на газопроводе «Бухара-Урал». Был поражен бескрайними казахстанскими степями, где и написал свое первое стихотворение «Степные дороги».

Люблю я извилистый контур

Тропинок степных и дорог,

Бегущий всегда к горизонту,

И сбоку их рыщет сурок.

Равнины встречая и сопки,

В солончаковой пыли,

Вы снова дороги и тропки

Сходитесь где-то вдали…

На стройку по времени строго

Тропинкой знакомой спешим,

А рядом идет по дороге

Колонна груженых машин.

Объект, что достроим мы скоро,

Сдадим, как положено, в срок…

В грядущем здесь

                                    вырастет город

В узле казахстанских дорог.

После окончания техникума несколько месяцев проработал в Аргаяшской автоколонне в качестве контрольного механика, в мае 1969 года был призван в ряды Советской Армии. На службе я стал свидетеля одного случая, который круто изменил мою судьбу и дальнейшую жизнь. Во время очередной командировки на трассе Свердловск – Тюмень идущая впереди меня машина совершила дорожно-транспортное происшествие. Остановившись, мне удалось вытащить водителя из машины, и с помощью своей аптечки я попытался помочь ему. Кровотечение было настолько сильным, что я не смог остановить его. На моих глазах погиб человек. Глубоко потрясенный случившимся, я твердо решил стать врачом. На втором году службы в свободное время повторял школьную программу. Пройдя собеседование, 1 декабря 1971 года я стал слушателем рабфака в Свердловском государственном медицинском институте. В июне 1972 года, успешно сдав переводные экзамены, стал студентом 1-го курса. Учеба давалась легко.

Когда после 5-го курса весь поток (220 человек) делился на три группы, встал вопрос о выборе специальности. Выбор был сделан еще на 1-м курсе, мое желание стать хирургом исполнилось. Пройдя сложный отбор, который зависел от успеваемости, я попал в группу хирургов, куда нужно было отобрать только 40 человек из 220. Наступил май 1978 года: комиссия по распределению, выпускные экзамены. Пренебрегая возможностью остаться в г. Свердловске, я возвращаюсь в Аргаяш и с 1 августа 1978 года начал работать в районной больнице. Желание вырваться из-под опеки родителей после окончания школы в 1963 году в течение 15 лет переросло в желание вернуться на малую родину в Аргаяш, что и случилось в 1978 году. На протяжении этих 15 лет, периодически приезжая в Аргаяш, я видел, как изменяется мое родное село. Было выстроено много новых административных зданий и учреждений преимущественно в центре Аргаяша. Это Дом культуры, новое здание районной администрации, кинотеатр «Колос», здание сельхозуправления, Комзембанк, Почта, Связьинформ и другие.

Однако в этих позитивных переменах я узрел один негативный, на мой взгляд, момент. В некоторых городах новые жилые массивы и различные учреждения возводят рядом со старым, сохраняя его облик. Например, старый Миасс и новый. А облик нашего села начал меняться с центра, с улиц Ленина, Черняховского, 8 Марта, Чкалова. Деревянные дома пошли под снос, начали возводить двухэтажные и пятиэтажные здания. Свое несогласие я попытался отразить в стихотворении «Воспоминания о старом доме…».

От жизни, видно, я отстал,

Предвзятость верх взяла с годами,

Но мне не нравится квартал

С пятиэтажными домами.

И привыкаю я с трудом

К громаде этой монолитной,

Вот здесь был старенький наш дом

С зеленой маленькой калиткой.

Калитки нет, теперь подъезд…

Нет, не пойму никак одно я,

Как можно враз поставить крест

На все мне близкое, родное.

Иду по лестнице – уже

Маршрут знакомый, неизменный,

А здесь, на третьем этаже,

Мои пенаты, мои стены.

И станет вдруг невмоготу,

Когда прильну к окошку, к шторам.

Не ощущаю высоту,

И от земли уже оторван.

На протяжении 40 лет, которые я проработал в больнице, несколько раз получал предложения переехать и работать в других больницах на более выгодных условиях, но я как человек, любящий свою малую родину, постоянно отвергал эти предложения. До сих пор живу с мыслью, что самое красивое место на земле – это Аргаяш с его старенькими улочками, замечательными людьми, общение с которыми дает мне заряд творческой энергии, что дало мне возможность начать работу над этой книгой: «Аргаяш – взгляд в прошлое».

Хлеб – всему голова

Так гласит народная мудрость, бесспорно, в этой мудрости есть глубокий смысл.

Страна, в том числе и наше село, пережившее страшный голод 1921–1922 гг., познала истинную цену хлеба. В 1929 году на XV съезде Коммунистической партии был взят курс на коллективизацию, на территории Уральской области она началась в 1927 году. К этому времени в Аргаяшском кантоне было уже семь ТОЗов (товарищество по обработке земли). Все это требовало создания централизованного хлебоприемного пункта. В 1929 году началось строительство механизированного элеватора емкостью 5380 тонн. Осенью 1931 года уже было принято первое зерно из колхоза «Марксист», который красным обозом доставил на элеватор 533 пуда зерна нового урожая. В дальнейшем начали строить подсобные складские помещения, а также двухквартирные дома по ул. Станционной. В середине 1930-х годов при корпусе элеватора построена зерносушилка «Рондольф».

В годы Великой Отечественной войны в складах элеватора хранили не только зерно, но и стратегические материалы. В 1950-е годы построили сушилку СОБ-24 производительностью 24 тонны в час, а деревянные склады реконструировали в шлакоблочные. В 1960-е годы продолжалось строительство складских помещений, построены лаборатория, весовая и пожарное депо. В 1964 году – новая двухэтажная контора и начато строительство авторазгрузчиков-подъемников, механизировались складские помещения. В начале 1970-х на элеваторе началась реконструкция сушилок. Они переведены с угля на жидкое топливо, что позволило увеличить их производительность. Была асфальтирована вся территория элеватора. В 1976–1990 гг. проводилось строительство и реконструкция различных подразделений элеватора. Реконструкция авторазгрузчиков позволила увеличить длину платформы до 18 м, т.е. машины с прицепами разгружались одномоментно. Старые автомобильные весы грузоподъемностью 20 тонн были замены на новые 60-тонные. Было построено два подъемника, две сушилки, визировочная с механическим отбором анализа зерна, т.к. до этого этот анализ проводился вручную. Для отгрузки зерна в железнодорожные вагоны и для приемки комбикормов из железнодорожных вагонов возле элеватора были построены специальные накопительные бункера, они позволяли механизированно отгружать в автомашины комбикорма для совхозов и колхозов. Также произведена реконструкция и замена электрооборудования с использованием кабеля более высокого диаметра с установкой автоматических выключателей, что позволило увеличить приемку зерна с 1500 т в сутки до 3500 т.

Рекордным стал 1985 год. Ввиду дождливой осени сырое зерно везли на Аргаяшский элеватор Каслинский, Кунашакский и Сосновский районы, т.к. его материальная база позволяла высушить большое количество зерна. Если до 1985 года заготовка зерна составляла около 35 тысяч тонн, то в 1985 году Аргаяшский район сдал на элеватор 46 тысяч тонн, а с участием Каслинского, Кунашакского и Сосновского районов сдано действительно рекордное количество – 86 тысяч тонн.

Нельзя отрицать тот факт, что за этими свершениями и достижениями стоит огромная армия людей от простого рабочего до руководителя предприятия. На закладке и строительстве элеватора активно работали С. А. Кочетков, С. Г. Мухаметгалеев, А. М. Тимофеев, братья Сокуровы. Фамилии первых руководителей элеватора неизвестны, т.к. после Великой Отечественной войны органами КГБ были изъяты практически все архивные документы. С 1946 года директорами элеватора работали И. К. Березюк, П. А. Лебедев, Н. С. Павлов, А. И. Исламгалеев, Г. Н. Гридякин, А. В. Бондарев, Л. И. Окружной, И. М. Дмитрин, в 1976–1996 гг. – А. И. Сиротин.

Ветераны, проработавшие не один десяток лет на данном предприятии

Главный инженер Михаил Гаврилович Кирьянов, участник Великой Отечественной войны.

Заместители директора: Валентина Александровна Корякина, Валентина Васильевна Маркина, Тамара Алексеевна Харьковская.

Начальники участков: Михаил Константинович Чуличков, Василий Иванович Шарманов, Борис Васильевич Миронов – 40 лет стажа, от простого водителя вырос до начальника участка.

Лаборатория: Зоя Александровна Никитина – завлабораторией, награждена орденом Трудового Красного Знамени.

Лаборанты: Любовь Тихоновна Маркина, Анна Виссарионовна Каткова, Зоя Васильевна Лебедева, Анна Гавриловна Абакумова.

Комбикормовый цех: Иван Дмитриевич Тряпицын – участник Великой Отечественной войны.

Зерносушильный цех: Антонида Петровна Залаева – мастер цеха, награждена орденом Трудового Красного Знамени, Александр Анатольевич Шарманов.

Склад готовой продукции: Шавкат Ижбаев – завскладом, Валентина Гашкова – завскладом, Данил Хайбуллин – тракторист.

Весовщики автомобильных весов: Надежда Васильевна Крапивина, Зоя Семеновна Калязина – участник Великой Отечественной войны.

Бухгалтерия: Алексей Александрович Крапивин – главный бухгалтер, участник Великой Отечественной войны, Любовь Петровна Болдачева – прошла путь от лаборанта до главного бухгалтера, Нина Васильевна Смирнова – прошла путь от рабочего до главного бухгалтера, Вера Вячеславовна Тряпицына – рабочая, выросла до бухгалтера.

Грузчики: Николай Иванович Котов – бригадир, Николай Николаевич Сорокин, Василий Афанасьевич Вологодский.

Рабочие: Иван Обухов, Петр Ерофеев, Валентина Васильева, Лидия Котова, Альфия Гильманова, Лидия Щерба, Мария Мухина.

Отдел кадров: Анна Алексеевна Плаксина, Мария Михайловна Балашова.

Безусловно, огромную лепту в работу предприятия внес А. Сиротин, проработавший директором 20 лет. Основные реконструкции и нововведения проведены под руководством Алексея Ивановича. В его бытность начали заниматься свиноводством. Ежегодно работники элеватора обеспечивались поросятами, по праздникам выдавали по 5–10 кг мяса каждому рабочему. Круглосуточно работала столовая с дешевыми обедами. К элеваторным домам было подведено тепло, холодная и горячая вода, сделана канализация, заасфальтированы тротуары, появилось уличное освещение.

С 1996 года на элеваторе приемка зерна прекратилась. После ухода А. Сиротина на предприятии сменилось несколько директоров, впоследствии оно было выкуплено частными предпринимателями.

Следует отметить некоторые интересные факты из истории Аргаяшского элеватора. На протяжении многих лет менялось его название: Аргаяшский элеватор – Аргаяшский укрупненный пункт «Заготзерно» (когда произошло объединение с Каслинским «Заготзерно») – Аргаяшское «Заготзерно» – Аргаяшский хлебоприемный пункт (ХПП).

В начале 1970-х годов по заданию Челябинского управления хлебопродуктов в Москве был разработан проект нового элеватора высотой 50 метров, емкостью 75 тысяч тонн зерна, а также мельница производительностью 400 тонн в сутки и комбикормовый завод производительностью 300 тонн в сутки. Весь этот комплекс должен был располагаться на западной стороне Аргаяша. Проект не был реализован, так как органы госбезопасности сочли нецелесообразным иметь такой комплекс в режимной зоне. С высоты 75 метров закрытый объект «Челябинск-40» был бы виден как на ладони. Позднее такой комплекс, но уже с меньшей высотой элеватора, построен в п. Рощино Сосновского района.

Из воспоминаний А. И. Сиротина

Морозное февральское утро 1943 года. Леня проснулся то ли от холода, то ли от периодических хлопков, которые издавали горящие угли в печи. Две старшие сестры и младшая сестра, укутанные стареньким одеялом и укрытые сверху фуфайками, еще спали. Мама Оля и самая старшая сестра Валя возились у недавно затопленной печи. Мать что-то радостно бубнила. Увидев проснувшегося сына, она подбежала к нему, обняла, прижала его к себе и, немного задыхаясь от слез, произнесла: «Немцы под Сталинградом разбиты». Не совсем понимая сути событий, Леня тоже как бы обрадовался всему этому и прижался к матери. Скоро проснулись все. Валя и Клава помогли собрать в школу Шуру, Лену и братика Леню. Леня, хотя и самый маленький, но единственный мужчина в доме, старался все делать сам. Сложил несколько старых газет в тряпичную сумку, сел за стол. Полкружки чая, настоянного на смородиновых листьях, немного подавило чувство голода. Мама держала в руках маленький пузырек только что приготовленных ею чернил. Черная сажа из печи и кипяченая вода были хорошим материалом для них.

Школа была рядом. Холодные школьные стены, протопленные на оценку «три» классы завлекали тем, что в обед давали по маленькой тарелочке похлебки без хлеба. В школе, на улице, дома – везде преследовало чувство голода. Учительница Анастасия Ивановна встретила Леню в дверях, по- матерински прижала его к себе и, как бы вторя матери, сказала: «Ленечка, немцы разбиты под Сталинградом». Уже немного осмыслив происходящие события, Леня не заметил, как быстро пролетели три урока, и на всех парах побежал домой, не чуя замерзших в школе ног.

Дома его ждала еще одна приятная новость: почтальон принес письмо от отца, служившего на станции Шершни. Как за соломинку, мать схватилась за это письмо и решилась на отчаянный шаг. В голове быстро созрело решение послать Леню к отцу в надежде, что он как-то поможет решить проблему голода. Поезд Магнитогорск – Челябинск стоял на станции Буранная, где жила семья Лени, десять минут. Пожилая проводница, внимая просьбе матери, усадила десятилетнего мальчика в свое служебное купе. Поезд тронулся. Тетя Аня (так назвала себя проводница) намазала небольшой кусок хлеба маргарином, посыпала сахаром, налила теплого чая в железную кружку и поставила перед Леней. Казалось, ничего слаще нигде и никогда он не ел. Немного подавленное чувство голода быстро склонило мальчишку ко сну.

Удивительно добрая тетя Аня помогла Лене в Челябинске сесть на другой поезд. С адресом отца в кармане Леня сумел добраться до станции Шершни и нашел воинскую часть, где он служил. Отец Лени Иван Михайлович, участник первой мировой войны, во время гражданской воевал в Красной Армии в отряде братьев Кашириных и был ранен. Во время Великой Отечественной, как ограниченно годный, был направлен на службу на станцию Шершни, где формировались эшелоны для отправки на фронт. Небольшое воинское подразделение, где он служил, занималось обеспечением продовольствием и обмундированием формирующихся эшелонов. И вот встреча. Скупые мужские слезы отца, радостные детские слезы сына. Предел счастья: сидеть на теплых коленях отца и рассказывать о доме, о маме, о сестрах. Хотелось выглядеть в глазах отца мужественным и сильным. Из скупых строчек писем отец знал о тяжелом положении семьи, а слышать это из уст сына было более достоверным. Леня рассказывал, как осенью собирали колоски в поле, заготавливали и сушили съедобную зелень, лебеду. Как они, мальчишки, ловко забирались на вагоны с углем, стоящие на станции, успевали сбросить небольшое количество угля и на санках свозили все в барак, где жили такие же семьи, в которых отцы воевали на фронте. В первый же день нашли для Лени военную форму маленького размера. Увидев себя в зеркале в военной форме, которая сидела на нем мешковато, угловато, мальчик успокаивал себя тем, что он теперь тоже участник грандиозных событий, проходящих в стране. Влившись в армейский уклад жизни, Леня стал забывать чувство голода, стал привыкать к строгому режиму, выполнял посильную работу.

Почти месяц прожил он с отцом. Когда из дома пришло письмо с немногословным текстом, решение было однозначным – нужно ехать домой. Отец снарядил сына в дорогу. В рюкзак сложили две булки хлеба, несколько банок армейских консервов. В старенькую фуфайку вшил немного денег.

Ехал Леня пассажирским поездом Челябинск – Магнитогорск. В Карталах милиция сняла его с поезда как беспризорного. Шагая вдоль поезда в сопровождении двух милиционеров, мальчишка обдумывал, что будет говорить в милиции. Раздался гудок паровоза, лязгнули колеса. Внезапно созревшая в голове мысль буквально толкнула Леню под медленно трогающийся вагон. Успев перескочить на другую сторону поезда, он с ужасом увидел огромные колеса вагона, катившиеся уже в том месте, где он только что выскочил. Дальнейшие действия были чисто автоматическими, мальчишка успел схватиться за ступеньку, а затем за поручни вагона и заскочил в тамбур. Испуганный, запыхавшийся, он рассказал проводнице о случившемся. Молодая женщина, войдя в положение, разрешила Лене доехать до его станции. В вагоне было холодно. Сойдя с поезда, шагая к дому, он промерз еще больше, на улице, несмотря на начало марта, стоял трескучий мороз. Только радостная мысль, что сейчас он увидит своих родных и, как единственный мужчина в доме, обеспечит их небольшим количеством продовольствия, немного согревала его.

Встреча действительно оказалась радостной. Промерзший до костей мальчишка долго рассказывал о встрече с отцом и обо всех своих дорожных приключениях. Холодная комната в бараке, которая изредка отапливалась случайно доставшимся углем или кизяком, сейчас казалась уголком рая, ведь он был рядом с мамой и с сестрами, которые внимательно слушали его рассказ. Три ложки мяса из вскрытой банки консервов, которую нужно было растянуть на несколько раз, придавали необычайный вкус наспех приготовленной похлебке. Блестящие глаза матери и сестер, звонко стучащих железными ложками, зачерпывая суп, выражали благодарность. Чувство гордости и мужского достоинства, которое переполняло сейчас десятилетнего Леню, делало его лицо серьезным и озабоченным предстоящими делами. И от этого именно сейчас он показался своей маме и сестрам совсем взрослым…

Алексей Иванович Сиротин родился 23 марта 1933 года в казачьем селе Арси Нагайбакского района. Крещен в церкви 30 марта и получил имя Алексей в честь Алексеева дня. В 1934 году семья переехала на станцию Буранную Агаповского района, где имелся большой элеватор. Практически все детство и юность прошли на этом элеваторе. Вероятно, это и определило дальнейшую судьбу юноши. В связи с переездом родителей на станцию Гумбейка в 1950 году поступил в ремесленное училище №13 в г. Магнитогорске и закончил его по специальности вальцовщик. В октябре 1954 года призван в армию и направлен в Пермское авиационное техническое училище, после окончания которого для прохождения воинской службы направлен в г. Приморско-Ахтарск. По окончании службы в 1957 году вернулся в г. Магнитогорск и устроился на ММК вальцовщиком. Буквально через год по состоянию здоровья был вынужден уйти с ММК и устроился на элеватор на станции Буранной. Работая на  элеваторе, в течение восьми лет он прошел путь от простого слесаря зерносушилки до заместителя директора. В июле 1966 года назначен директором Бродокалмакского хлебоприемного предприятия. Будучи директором, заочно заканчивает мукомольно-элеваторный техникум в г. Свердловске и высшие курсы в Москве с отличием. За 10 лет работы на Бродокалмакском хлебоприемном предприятии под руководством Алексея Ивановича построено 6 новых кирпичных складов, которые были полностью механизированы, два больших авторазгрузчика, две зерносушилки на жидком топливе, подземный склад для жидкого топлива, двое 30-тонных автоматических весов. Были возведены новые корпуса конторы, лаборатории, столовой, караульного здания.

В 1976 году переведен на должность директора Аргаяшского элеватора, где проработал 20 лет, до ухода на пенсию. Награжден в 1967 году Знаком Министерства хлебопродуктов РСФСР, в 1970 году – юбилейной медалью «За доблестный труд», в ознаменование 100-летия В. И. Ленина. В 1973–1979 гг. трижды награждался знаками «Победитель социалистического соревнования» Министерства РСФСР, в 1984 году – медалью «Ветеран труда», а также множеством почетных грамот и благодарностей. Вместе с супругой Зоей Александровной вырастили и воспитали двух детей. Сын Олег Алексеевич – электрик, дочь Ирина Алексеевна – специалист пенсионного фонда. В настоящее время растут двое внуков и две внучки.

 

5 1 голос
Рейтинг статьи
Поделиться:

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации