8а класс Аргаяшской школы №2 (фото 1974 г.).

(Продолжение. Начало в №№30–42). Глава Х

Начался процесс стихийного распада СССР. 8 декабря 1991 года руководители России, Украины и Белоруссии, встретившиеся в Беловежской пуще (Белоруссия), заявили, что республики выходят из союзного договора 1922 года и создают Содружество Независимых Государств (СНГ). Беловежское соглашение было подписано президентами РСФСР и Украины Б. Н. Ельциным и Л. М. Кравчуком, а также председателем Верховного Совета БССР С. С. Шушкевичем. 21 декабря 1991 года 11 союзных республик бывшего СССР: Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Молдавия, РСФСР, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан – подписали декларацию об образовании СНГ. 25 декабря 1991 года президент уже не существующего государства М. С. Горбачев подал в отставку. На следующий день Верховный Совет СССР заявил о прекращении своих полномочий. Таким образом рожденный в 1922 году Советский Союз, на протяжении почти 70 лет показывающий свое могущество и величие, спасший весь мир от фашистской чумы, первым завоевавший космос, достигшей вершин в образовании, медицинском обслуживании населения, в 1991 году прекратил свое существование. С этого момента Россия и другие бывшие союзные республики вступили в новую фазу развития. Но это уже другая история, которая будет оценена и охарактеризована кем-то другим.

Наверное, не зря я назвал эту главу и вторую свою поэтическую книгу «Был только миг», потому что мое детство, юность и отрочество прошли в замечательное время, когда социалистическая система в Советском Союзе позволила мне и моему поколению свободно определиться и найти свою стезю в жизни, когда была стабильность, уверенность в завтрашнем дне. Я постараюсь выразить в этой главе через призму своей биографии тепло того времени, которое живет во мне до сих пор, так как мудрая философия гласит: «Бытие определяет сознание». Коли бытие было советским, то и сознание осталось советским.

Вот моя деревня. Аргаяш: взгляд в прошлое
Ветераны с. Аргаяш: М. Янбаев, А. Зайцев, С. Ершов, В. Климов, А. Митрофанов (фото 1979 г.).

Я родился в небольшой деревушке Чкалово Нязепетровского района Челябинской области. В 1947 году мои родители переехали в Аргаяш, построили дом на улице Ленина, тогда она называлась Красная площадь. Послевоенная миграция населения, появление новых организаций и инфраструктур привели к тому, что резко возросло население села и выросло само село. Появилось много новых улиц, предприятий. На улице Красная площадь было 32 дома, сюда включились райисполком (двухэтажное здание на месте сегодняшнего фонтана), нарсуд (на месте сегодняшнего сельхозбанка) и санитарно-эпидемиологическая станция (на месте 27-го пятиэтажного дома). Все эти учреждения и дома на улице Красная площадь были деревянные. Дух того времени я отразил в стихотворении «Родная улица».

Родная улица

Вновь память ворошу до дна я,
Который день и год какой…
Я помню, улица родная,
Была ты раньше не такой.
Без фонарей и без покрытья,
Домов лишь деревянных строй,
И с детских лет мои открытья
Так прочно связаны с тобой.
Мечта, надежда, дружба, вера,
Обязан многим я тебе.
Володя, Толя и Валера –
Мои друзья в твоей судьбе,
Мы за повозкой,
                           помнишь, мчались
Во весь мальчишеский свой пыл.
И шум «полуторки» случайной
Для нас диковинкою был.
С годами все переменилось –
Теперь асфальт, кругом огни,
Машины стали нам не в милость,
Что стоят выхлопы одни…
Да и прогресс крутой уж очень,
Дома под снос и будь здоров.
Бетон с железом хоть и прочен,
По нраву мне из бревен кров.
Пятиэтажки – выкрик моды.
Гигант, но серенький наряд
И сквозь умчавшиеся годы
Домов я вижу старый ряд.
Пусть времена теперь другие,
Уходит что-то в забытье
По датам прошлым ностальгия,
Она всегда берет свое.
И жизнь летит быстрее ветра.
Скажу я, улица, любя,
Что в неизменном стиле «ретро»
Храню я в памяти тебя.

Только сегодня живших на этой улице жителей я могу разделить по национальному составу и вспомнить, что 22 семьи были русские и только 10 – «нацменов». Тогда среди взрослых бытовало слово «нацмен» (национальное меньшинство), т.е. это башкиры, татары и другие. Но в отношениях между людьми это слово теряло свой смысл. И люди общались не по национальному признаку, независимо от национальности, были просто добрые соседские отношения. Я со всеми соседскими пацанами с удовольствием хрумкал желтые яблоки в палисаднике у Куренковых, ел бобы в огороде у Верченовых. В 12 часов дня собирались у Валеевых и в течение 10минут слушали приятный завораживающий голос Николая Владимировича Литвинова, который вел радиопередачу «Сказка за сказкой», т.к. первая радиотрансляционная точка появилась у них. Не каждая семья могла себе позволить иметь колодец во дворе или в огороде. Многие ходили за водой к Мучкиным. Добрый дедушка Ваня, сидя на скамейке у ворот, мастерски скручивал заготовленный лист газетной бумаги, набивал его махоркой и, закуривая, часто интересовался нашими мальчишескими делами. С соседскими друзьями детства – Толей, Володей и Валерой, играли в такие игры, как «Чижик», «Верховая», «Вышибало», которые не требовали какого-то особого спортивного инвентаря. Игрушки все были самодельные, в основном деревянные, которые мы строгали сами или их изготовляли наши отцы. У дома Мироновых были размечены две городошные площадки, городки и биты также были самодельные. Любили ходить в Сатлыковский лес, где было много ягод и грибов, на опушке играли в футбол, в «войнушку». Тогда в каждом из нас, уже знавших о Великой Отечественной войне, жил дух ненависти к фашизму. Свои впечатления о замечательном уголке нашего детства я отразил в стихотворении «Сатлыковская роща».

Тебя, Сатлыковская роща,
Почти с пяти я помню лет,
Твоей былой зеленой мощи,
Как ни грусти, теперь уж нет.
Мальчишки мы своей ватагой
Совсем не в шутку, а всерьез
Махая веткой, словно шпагой,
Врезались в строй твоих берез.
Затем строгали автоматы
За крайним домом у плетня,
В траве густой и ароматной
Команды ждали для огня.
И, преуспев в военном деле,
Пройдя тропинками побед,
Клубнику сладкую мы ели –
Здесь был и стол наш, и обед…
Сегодня, роща, ты поникла,
Сегодня ты в большой беде,
Но где та сладкая клубника?
Твоя трава густая где?
Ты вся повязла в клубах пыли,
(Двадцатый век сошел с ума!),
Тебя так плотно обступили,
Завод огромный и дома.
Что флоре душно, ясно это,
Тебя окутал сизый дым,
И не хватает даже света
Твоим побегам молодым.
Канонам строгим в нарушенье
Стал человек и глух, и нем,
Закрыл глаза он на решенье
Экологических проблем.
 
Вот моя деревня. Аргаяш: взгляд в прошлое
Первый секретарь РК КПСС Василий Ягудин (третий справа) с педагогами Аргаяшской школы №2 (фото 24.05.1966 г.).

Неприхотливой была домашняя обстановка и домашняя утварь: старинный деревянный шкаф, стол и кровати. Тогда для нас были неизвестны такие слова, как диван, шифоньер, комод. Утром всегда гудел самовар, в котором на завтрак варились яйца. Обед варился на плите, где простой суп заменял и первое, и второе. Вечером топилась печь, обеспечивающая тепло в доме на ночь, а любимым блюдом на ужин была «печенка» (картошка, запеченная в золе). Летом печь «отдыхала». Все готовилось на примусе, позднее на смену ему пришел керогаз. Керосин для него продавали в небольшом киоске в районе сегодняшнего базара. В хозяйстве держали корову, овец, кур. До сих пор ощущаю вкус парного молока и хруст хлебной горбушки, с которой иногда засыпали держа в руке, набегавшись за день. Тогда не было боязни отпускать детей на улицу. Родители были на работе, мы были предоставлены сами себе. Старшие дети ухаживали за младшими. С малолетства приучали к труду. Мы с младшим братом выполняли мужскую работу, работали во дворе, огороде. В семь лет я уже ездил с отцом на покос, маленькими граблями греб сено. Сестры выполняли домашнюю работу, варили, стирали, мыли полы, посуду. Одежда также была неприхотливой, младшие донашивали после старших, многое покупалось на вырост. Это я выразил в своем стихотворении «Из детства».

Гудит холодный ветер,
                           бьется об стекло,
Характер крут
                           и переменчив у погоды,
Становится уютно,
                           даже и тепло,
Когда вдруг детских лет
                           нахлынут эпизоды.
С тряпичной сумкой,
                           вместо ранца на спине,
Спешил я в школу утром,
                           с гордою осанкой,
Как новенький,
                           красиво так сидел на мне
Отцовский китель,
                           перешитый наизнанку.
Я на тропинке школьной
                           ускорял шаги,
Шагал, на слякоть невзирая
                           и на сырость,
Чуть большеватые
                           носил я сапоги,
Тогда все вещи
                           покупали нам на вырост.
С искринкой радости
                           учебный ждали год,
Старались мы учиться
                           только на отлично,
И в то, что будущее,
                           светлое придет,
Мы твердо верили в то время,
                           фанатично.
Обноски наши на заплатки
                           мать рвала,
От старших младшие
                           носили все с рождения,
Одежда пусть
                           несовершенною была,
Но были совершенны
                           наши убеждения.

В 1953 году я поступил в 1-й класс школы №2. Это деревянное двухэтажное здание находилось во дворе сегодняшней школы №2. В этом же году нас перевели в совхозную школу на улице Республиканской, где я закончил четыре класса. Моей первой учительницей была Анна Михайловна Маркина, посвятившая всю жизнь школе. Образ этого замечательного человека и самые теплые воспоминания о ней до сих пор хранятся во мне и в каждом моем однокласснике. Именно она, ее манера преподавания помогали нам познавать мир. Стоя в небольшой роще, что в районе сегодняшней автоколонны, видя, как медленно падает листва с деревьев, мы с восхищением слушали ее рассказы о временах года, в частности, об осени.

Сквозь годы мне слышится звон колокольчика, с помощью которого тетя Клава Мулина зазывала нас на урок. Она, жившая прямо в этой школе, одна без мужа воспитывала троих детей. Для нас она тоже была каким-то кудесником, который четко отсчитывал время звонков на урок и перемену. В школе был небольшой буфет, где всегда были простые пирожки с картошкой или с капустой по 50 копеек (до реформы 1961 года, когда денежный номинал уменьшился в 10 раз). Одноклассники из более обеспеченных семей покупали пирожки часто, но никогда не ели «втихушку», всегда делились с близким другом или с соседом по парте. Накопленные мной за много дней 50 копеек я бережно нес в кармане и, купив на большой перемене пирожок, тоже делил напополам с другом. Жившие недалеко от меня мои одноклассники Юра Сатонин, Марат Хайретдинов и Толя Янчик заходили по пути за мной и за бурным обсуждением школьных проблем длинный путь до совхозной школы казался совсем коротким. 1 сентября 1957 года наш класс перевели в школу №1 по улице Комсомольской, школу тогда называли не по номеру, а по цвету – «белой», т.к. была она побелена известью…

Белая школа

Усыпана тропка
                           желтой листвой,
Сгибается ветка яблони спелой,
У школы обычной номер был свой,
Но мы называли школу ту «белой».
В ней угол любой
                           нам близок, знаком,
Начав от крыльца,
                           начав от порога,
Вот здесь тетя Маша
                           с медным звонком
Урок выверяла четко и строго.
Чуть дальше наш класс
                           с окошками в сад,
Здесь школьной поры
                           везде отраженье,
Лишь утро одно
                           вернуть бы назад,
В том красочном,
                           ярком воображеньи.
И снова с учителем
                           в сказку и в быль,
Все познавать без конца,
                           бесконечно,
Мы помним всегда,
                           никто не забыл,
Мудрость учителя
                           в нас будет вечна.
Твой, милая школа, мир голубой,
Начало начал, основ всех основа,
Мы в деле любом, в работе любой
Его открываем снова и снова…
С последним звонком
                           не все унеслось,
За парту мой сын сядет уж скоро,
А память мою пронзают насквозь
Святые слова «учитель» и «школа».

Директором школы был Иван Павлович Жирков – участник Великой Отечественной войны, вернувшийся в звании майора, награжденный орденами и медалями. Интеллигентный, спокойный, умеющий владеть аудиторией, биолог по специальности, он иногда заменял преподавателей, и мы увлеченно слушали его интересный, доходчивый материал по предмету. Первым классным руководителем была Валентина Ивановна Мазавина (Гаврилова). В меру строгая, она всегда умела находить контакт с классом. Сегодня приятно вспоминать таких учителей, как Ксения Петровна Галеева, Маргарита Александровна Сташкова, которые вели русский язык и литературу, Марию Степановну Кочкову, Лидию Андреевну Черкащенко, Тамару Ивановну Шпренгер, Розу Габбасовну Асадуллину, которые вели математику, Марию Алексеевну Шадчину и Марию Георгиевну Борисову – преподавателей химии, Гайнетдинова Низама Гайнетдиновича и Ильиных Марию Алексеевну – истории, Марию Ивановну Пряхину – географии и физкультуры, Виктора Александровича Ершова – физкультуры и военного дела, Игоря Николаевича Шарова и Степана Федоровича Богатенкова – рисования и черчения; Шигапа Аккужановича Истамгулова, Михаила Петровича Киприянова и Абдуллу Каримовича Иксанова, которые вели машиноведение и труд.

Школа была известна своими спортивными достижениями. Проводились культурные мероприятия и праздничные вечера. Хорошо помню, как под руководством Н. С. Мельникова все мальчики 9б кл. (нас было 8 человек) к 23 февраля подготовили и хором спели 3 песни: «Солдат всегда солдат», «Если бы парни всей земли» и «Присядем, друзья, перед дальней дорогой». Неизгладимый след в памяти оставили торжественные дни, когда нас принимали в пионеры, комсомол. Какой мощный воспитательный момент! Какое чувство гордости охватывало нас, когда старшеклассники на линейке впервые повязали нам красные галстуки! Как старательно учили Устав и волновались, когда нас принимали в комсомол! Это были организации, которые объединяли, сплачивали нас. В каждом из нас хранится тепло прощального костра в пионерском лагере и из глубины души всплывает трогательная песня: «Взвейтесь кострами, синие ночи». Наверное, многие из моего поколения помнят Дом пионеров по ул. Комсомольской на месте сегодняшнего здания «Связьинформа», где каждый имел возможность посещать тот или иной кружок. Директором Дома пионеров был Г. А. Ситдиков – очень добродушный, приветливый, любящий детей, руководитель и организатор.

Вот моя деревня. Аргаяш: взгляд в прошлое

Местом нашего «паломничества» в школьные годы были стадион и горсад. Мы очень любили футбольную команду, которая даже была серебряным призером России среди сельских команд в 1960 году. С особым интересом смотрели и «болели» за наших городошников, когда в 1958 году в Аргаяше было проведено первенство России среди сельских команд. Очагом культуры был наш горсад. Он носил имя М. Горького. Здесь были деревянный кинотеатр и деревянная летняя танцплощадка. Вечером на танцы строго пропускали только взрослых, меняясь поочередно, дядя Леня и тетя Аня Зудины. Но мы, подростки, уже проявляющие повышенный интерес к противоположному полу, смотрели сквозь перила, как красиво кружатся в вальсе взрослые пары. Наверное, не один год я с большим удовольствием слушал главную песню из кинофильма «Песня первой любви» с одноименным названием на музыку Арно Бабаджаняна. Фильм вышел в 1958 году, и эту песню в фильме пел Сергей Давидян. В последующем эта песня стала «шлягером» и на протяжении многих лет ее пел Рашид Бейбутов. Тронутый этой замечательной мелодией и прекрасным исполнением, много лет спустя я написал стихотворение «Песня первой любви», посвящая ее Рашиду Бейбутову.

Я был юнцом, меня манило
(Вот любопытства был предел!),
У танцплощадки сквозь перила
Я на танцующих глядел.
И был порядок здесь извечный,
Входили взрослые одни,
Зато все песни целый вечер
Я слушал так же, как они,
Любви все прелести и беды
Узнал позднее я потом,
Лиричный тенор твой поведал
Тогда впервые мне о том…
Уходят годы, с ними песни,
И танцплощадки нет давно.
Растет трава на этом месте,
Напоминая мне одно,
Что время нас сильней и выше,
И ни в каком теперь году
Тебя я больше не услышу
На танцплощадке в горсаду.

…И вот наступили май и июнь 1963 года. Волнующий момент. Выпускные экзамены и прощальный вечер. Грустное расставание со школой и в то же время ожидание чего-то нового интересного в завтрашнем дне. Да! Десять лет мы входили и выходили в одни и те же школьные двери, а теперь настало время, когда каждый из нас должен был выбрать себе дорогу в дальнейшей жизни. Первые радости и первые огорчения. В числе огорченных оказался и я. Поступление в вуз оказалось неудачным – «срезался» на втором экзамене. Особо себя не терзая, решил стать «стажистом». Дух того времени подсказывал, что два года рабочего стажа сделают свое дело при очередном поступлении в вуз. Итак, в сентябре 1963 года я стал слесарем-монтажником в Челябинском тресте «Уралмонтажавтоматика». Принимал активное участие в строительстве, гремевшего тогда «Блюминга-1300» на Челябинском металлургическом заводе. Мечтавший со школьной скамьи о самостоятельной жизни, я сразу окунулся в рабочую атмосферу.

Из школьной страны, где царили беззаботность и розовый мир, переместился в мир, где появились определенные заботы, и розовые краски начали постепенно тускнеть. Работая в бригаде, общаясь с рабочими, слушая их разговоры в раздевалке, в душе, на перекурах и на обеде я понял, что школа учила нас жить в том мире, которого в реальности не существует.

Я видел, кто работает с огоньком, с отдачей, а кто спустя рукава, понял, что честность соседствует с обманом, а рядом с добром уживается зло.

(Продолжение следует).

5 1 голос
Рейтинг статьи
Поделиться:

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации