(Продолжение. Начало в №№30, 31). Глава III. Откуда мы?

Многочисленные исследования, исторические данные, а так же раскопки, проведенные на Южном Урале, позволяют проследить динамику заселения данной территории, в том числе Аргаяшского района. Началом заселения Южного Урала считается каменный век (палеолит ≈ 15–20 т. лет назад), когда мощные ледники в течение многих веков, постепенно спускаясь с севера на юг, оттаивали, приближая климат к современному. Первобытные люди жили в пещерах, занимались охотой, рыболовством.

В период железного века (палеолит ≈ 6–8 т. лет назад) люди объединяются в племена, умеют изготовлять примитивные орудия труда и простейшие приспособления для охоты и рыбной ловли.

В медно-каменном периоде (энеолит ≈ 3 т. лет до н.э.) племена уже умели добывать и обрабатывать металл. Из меди и бронзы отливали наконечники для стрел, кинжалы и некоторые орудия труда.

В первом тысячелетии до новой эры люди начинают заниматься скотоводством, ведут кочевой образ жизни, кочуя по сезонным пастбищам. Первая народность, отмеченная в исторических документах в этом периоде, – это аргиппеи. Они и являются предками современных башкир. Башкиры, как народ, как этническая общность, сложились на Южном Урале в X–XIII веке уже новой эры. Поселения башкир на Южном Урале, в том числе на территории Аргаяшского района, имеют свою историю. Башкирские племена имели общую территорию, говорили на едином языке, исповедовали единую религию: сначала тенгризм, а примерно с XIV века – ислам. Появление деревень связано с возникновением постоянных зимних поселений, куда башкиры возвращались после сезонных кочевок. Первые деревни, которые появились на территории Аргаяшского района – это Уразбаево, Яраткулово, время их появления относится к началу 18-го века.

(без названия)
Центр села Аргаяш в 70-е годы.

По мнению ученых, аргаяшские башкиры несколько обособлены от основной территории башкирского народа. Во-первых, нас отделяет естественный рубеж – Уральские горы. Наше зауральское расположение естественно ослабило существовавшие некогда контакты башкир Исетской провинции (куда ранее относилась территория Аргаяшского района) с основной массой народа. Во-вторых, существование в течение нескольких столетий различных родоплеменных групп башкир на обособленной территории, длительное взаимное общение и взаимовлияние с окружающим татарским, казахским и русским населением выработало в культуре и быте аргаяшских башкир свои специфические черты, которые позволяют выделить башкирское Зауралье в особую историко-этнографическую область. Аргаяшские башкиры являются представителями таких древних племен, как табын (кара-табын), катай, айле, сальют, которые в свою очередь состояли из множества родов.

Табын – одно из самых древних и крупных башкирских племен. В 18–19 вв. табынцы владели огромными земельными территориями, начиная от верховьев реки Миасс до среднего течения реки Уй. Еще в 1740 году старшина Табынской волости Таймас тарахан Шаимов доносил начальнику Оренбургской комиссии князю Урусову, что на табынских вотчинных землях построены крепости: Челябинская, Чебаркульская, Эткульская, Уклыская, а взятые под оные крепости земли с землями башкир не размежеваны…

На табынских землях поселились башкиры других племен и родов. В конце 18-го века и особенно в 19-м, в период строительства горных заводов и крепостей, шло усиленное разграбление башкирских земель, именно тогда табынские рода большую часть своих земель растеряли. Именно в 18-19-х вв. табынцы начали заселять и территорию Аргаяшского района. В основном это были следующие рода: табын, кара-табын, кекюрген, барын и сырзы. Башкиры рода табын (по названию племени) расселились в основном по левому берегу реки Миасс. Это сегодняшние селения Байрамгулово, Мавлютово, Кулуево, Акбашево и т.д.

Каратабынцы составляли основное население д. Сатлыково, Суфино, Бигарды. Деревни, расположенные в северной части района, образуют род кекюрген, это Старое и Новое Соболево, Бажикаево. Основной район расселения племени барык находился в районе Златоустовского и Карабашского заводов. В Аргаяшском районе небольшое их количество проживало в Яраткулово, Куйсарино, Уразбаево.

Род сырзы по многим источникам не входит в племя табын, а является самостоятельным родом, но этнически они были близки к табынцам. Сырзинские деревни – это Курманово, Аязгулово, Норкино.

По мнению профессора Р. Г. Кузеева, массовое переселение табынцев в Зауралье и оседание их здесь имело место в конце 16-го – начале 17-го века. Оно было связано с присоединением Башкирии к русскому государству и попыткой табынцев отказаться от признания русского подданства. Немало табынцев бежало сюда в Зауралье после подавления башкирских восстаний в 17–18 вв.

Заселение Южного Урала русскими началось еще в XVI веке, когда башкиры добровольно вошли в состав Русского государства. На Урале появляются первые русские крепости: Челябинская и Чебаркульская в 1736 году. Особенно интенсивное заселение Аргаяшского района русскими поселенцами началось в середине XVIII века, когда известный заводчик Никита Демидов начал строить кыштымские заводы. С 1757 года, когда начал действовать Кыштымсий завод, проблема рабочих стала довольно-таки острой. Демидов платил деньги, чтобы не отдавать своих рабочих в рекруты, ловил беглых и преступников, а также переселял купленных в Центральной России крепостных на Урал.

Особый интерес представляет наполненная неординарными событиями трехвековая судьба села Тютняры. История этого удивительного самобытного народа начинается с Центральной России, с речушки Тютнярь, которая впадает в Кададу, Кадада – в Суру, Сура – в Оку, а Ока – в Волгу. Из крупных городов ближе всех была Пенза. С некоторых пор возле речушки Тютнярь начали селиться люди. Прежде всего здесь селились староверы, кержаки, а также беглые, убежавшие от сыска, так как места там были дикие, лесистые и болотистые. Примерно к 1700 году они основали деревеньку Тютнярь, которая вскоре стала селом Дмитровская Тютнярь. Они не могли длительно оставаться самостоятельными, кто-то должен был ими завладеть. И действительно, ими владели вначале бояре Нарышкины, затем графы Шереметьевы, впоследствии – князья Долгоруковы. Жилось им тяжело. Много трудились на господ, платили большой оброк. Были абсолютно бесправны. Владелец мог посадить в темную, наказать розгами, отдать в рекруты, продать. А тут 1773 год – восстание Пугачева, которого встретили как освободителя от гнета. Но жизнь не стала легче. Наоборот, пугачевское восстание разорило крестьян, а вместе с ними и помещиков. Князь Долгоруков задолжал большие суммы в государственную казну.

Вот тут и совпали интересы двух людей: князя Долгорукова и заводчика Демидова, которому нужны были работники. Демидов посылает в Тютнярь своих людей, чтобы те обрисовали в радужных красках жизнь на новом месте, на Урале. Затем по договору от 11 марта 1784 года Демидов покупает у князя Долгорукова 1337 человек, т.е. 192 семьи, 10 семей, вероятно, больные, остаются на месте.

Посланцы Демидова закупают лошадей, подводы, фураж, одежду, подготавливают переезд, который начался в начале 1785 года. В растянутом на несколько километров обозе было более тысячи санных подвод. Можно представить себе, сколько страданий и мучений перенес народ за этот зимний двухмесячный переход: жизнь под открытым небом – в стужу и в метели. Надо отдать должное мужеству переселенцев, ведь доехали все до одного, без потерь. Новое место жительства обосновали между двух озер: Большие и Малые Ирдяги, так как здесь были земли, пригодные для землепашества, и именно здесь проходила самая короткая дорога от Оренбурга до крупных уральских заводов и до Екатеринбурга. Для более выгодного ведения хозяйства всех дворов (пашни, пастбища, сенокосы) поселились не одной деревней, а четырьмя: Кузнецкое, Губернское, Беспаловка и Смолино. Демидов отпустил бесплатно лес и требовал, чтобы тютнярцы рубили добротные дома с русскими печами, рассчитывая на то, что от хорошего дома и двора с хозяйством никто не пустится в бега. В округе эти четыре деревни на Ирдягах стали называть Тютняры, а позднее, когда местные умельцы в 1805 году возвели церковь в русском стиле, высотой 38,4 м, село назвали Рождественским.

Важным событием начала XIX века была Отечественная война 1812 года. Тютнярцы участвовали в битве с Наполеоном. Кипела работа и в тылу. Уральские заводы снабжали армию боеприпасами и оружием. Бесспорно, эта война ослабила крестьянские хозяйства. Знаковым событием была отмена крепостного права в 1861 году. На первый взгляд, позитивная реформа стала тяжелым бременем для низшего сословия. Крестьян обязали выкупать земли. Кыштымские заводчики установили непомерно высокие цены за десятину земли или непомерный оброк до выкупа земли за ее использование. Причем, они завысили площади выкупаемых земель, суглинки и леса отнесли к черноземам. Крестьяне не могли все это оплатить. Приезжали чиновники, описывали имущество. Словом, крестьян обобрали догола. К царю слали ходоков. Их ловили, сажали в каталажки. То есть крестьяне так ничего и не добились. Тем не менее село Рождественское росло. К началу XIX века население села составляло примерно 1700 человек, а к началу XX века – уже 25 тысяч человек. Для сравнения: население Челябинска к тому времени составляло 200 тысяч человек.

После столыпинских реформ 1914 года крестьян стали наделять землей. Многие выделились на хутора и заимки. На рубеже XIX и XX веков важным промыслом тютнярцев стала золотодобыча. Заводы как бы ушли на второй план. Многие крестьяне ударились в старательство. Рыли главным образом в Соймановской долине и вдоль реки Миасс, а также вся округа возле Ирдягов была изрыта старателями. Некоторые быстро богатели. От тех богатств кое-что перепадало и селу. Не зря конец XIX века и начало XX считаются годами расцвета Тютняр. На берегах Ирдягов возвышались пять церквей, дети учились в девяти школах, в воскресные дни собирался большой базар. Проводились двухнедельные ярмарки, на которые съезжались жители многих окрестных деревень.

Печальным событием стала первая мировая война. Мобилизация, похоронки, а тут Октябрьская революция, гражданская война, первые трудные годы советской власти. Семь хозяйств основали коммуну у села Кулуево и назвали ее «Марксист». Им отвели землю, дали трактор «Фердзон», вроде неплохо развернулись. Наряду с позитивными процессами были и негативные. Раскулачивание коснулось многих зажиточных крестьян. Часть из них была отправлена в Сибирь, в Прокопьевск, на угольные шахты.

Индустриализация послужила поводом для отгона крестьян из села в города. Тютняры стали таять на глазах. Тут еще репрессии, 1937 год. А затем самая кровавая война – Великая Отечественная 1941–1945 гг. 853 человека погибло на войне. С большими потерями, но долгожданная победа. Счастье! Радость! К сожалению, они оказались недолгими. В 1946 году началось строительство атомного центра «Маяк». Л. П. Берия приказал очистить окрестности от «сомнительных» людей. Наличие судимости, отбывание в плену, родственные связи с раскулаченными – все это стало причиной выселения многих семей из Тютняр. К 1988 году на берегах Ирдягов осталось только 4 тысячи жителей. Такова трехсотлетняя история этого удивительного мужественного народа, на долю которого выпало немало тяжких испытаний и бед. Вдумываясь в слово «тютнярец», невольно вспоминаешь о том, что в народе существует несколько ханжеское отношение к этому слову. Но, изучив историю, проникаешься безграничным уважением к этому действительно уникальному народу.

(без названия)
На фото строители первого колхоза «Марксист» в Аргаяшском кантоне. Тракторист Александр Плаксин , представитель волисполкома Г. Соломатин, секретарь волкома Дмитрин (в шлеме), первый председатель колхоза Г. Карпов рядом с трактором «Фордзон».

Безусловно, огромный поток людей хлынул на Урал и в Сибирь при постройке великой Транссибирской магистрали. В Челябинск первые большие партии переселенцев начали прибывать в конце 1892 года. Помимо регистрации и статистического учета, в задачи пункта входило оказание медико-санитарной, продовольственной, временно-жилищной и денежной помощи переселенцам. «Для удовлетворения всех этих нужд на первое время было построено несколько длинных, наполовину вкопанных в землю, бараков с небольшими окнами над самой землей и высокими деревянными острыми крышами, напоминавшими гигантские топоры, поставленные лезвием вверх», – писал в своих воспоминаниях челябинский краевед Ф. Горбунов, сам проработавший на переселенческом пункте 16 лет. В этих бараках временно размещались переселенцы. Для конторы и амбулатории был построен небольшой деревянный дом. Первое время бараков было недостаточно, и переселенцы располагались частично в разбитых палатках, растянутых среди мелкого березняка, напоминая цыганский табор. И все же помещений для людей не хватало, шел большой поток. Иногда отправки в день дожидалось до 17 тысяч человек. Естественно, в таком многолюдстве не все бывало благополучно. Конечно, крестьян-переселенцев, в основном безграмотных, легко было обмануть, обворовать и оскорбить. И такие факты не были редкостью, особенно в первые годы работы пункта. И все же, несмотря ни на что, основная масса переселенцев двигалась в нужном направлении. Тех же, кто ожидал своей отправки, с течением времени переселенческая администрация старалась хоть как-то обустроить.

Начиная с 1895 года путь через Челябинск оказался настолько выгоднее старого, что все значение Тюмени в переселенческом движении постепенно переходит к Челябинску. Для содействия переселенцам командирован был в 1894 году Земским отделом на Сибирскую железную дорогу один из чиновников особых поручений. Несмотря на то, что вновь строящаяся дорога не была еще приспособлена к эксплуатации, администрация дороги стала отправлять переселенцев наряду с балластными поездами при всякой возможности. Тем не менее благодаря неравномерности движения переселенцы задерживались в Челябинске иногда по несколько суток, и потребовалась организация им медицинской и продовольственной помощи. В 1894 году построены были с разрешения города, недалеко от вокзала второй дощатый барак, небольшая баня и приемный покой с двумя боль-ничными палатами.

Кроме того, приобретено и установлено на Челябинском пункте значительное число киргизских юрт – для размещения переселенцев, изолирования заразных больных и для помещения служебного персонала. По мере надобности юрты эти отправлялись для обслуживания переселенцев и на другие станции Сибирской железной дорогиКурган, Петухово, Петропавловск и Омск (главные пункты высадки переселенцев). В 1895 году выстроен в Челябинске первый бревенчатый барак площадью в 62 кв. саж. и помещение для регистрации переселенцев, введенной в Челябинске с 1894 года. Во время усиленного весеннего движения, при значительном скоплении ожидающих дальнейшей отправки переселенцев число последних достигало 17 тысяч душ; поэтому указанных помещений оказалось далеко недостаточно, и большинство переселенцев, несмотря на холодные весенние дни, принуждены были располагаться под открытым небом в ими самими сооруженных березовых шалашах. Общая цифра движения достигала в 1896 году 190310 душ обоего пола. Значительная часть этих переселенцев проходила через Челябинск в мае. Прибывая по Самаро-Златоустовской дороге в большом числе (2-3 поезда в день), переселенцы вынуждены были ожидать в Челябинске дальнейшей отправки по несколько дней, так как Сибирская дорога, занятая перевозкой материалов и балласта для постройки, могла предоставить для переселенцев только 3-4 поезда в неделю. При таких обстоятельствах пришлось экстренно расширить существующие помещения; в две недели построены 4 дощатых барака с двухэтажными нарами, вмазано в землю под открытым небом несколько котлов для приготовления пищи и организовано снабжение переселенцев хлебом. Частная благотворительность широко пришла на помощь переселенческой администрации, организуя бесплатное снабжение переселенцев горячей пищей и давая у себя в домах в холодное время приют детям и женщинам. Безусловно, часть переселенцев отправилась на строительство магистрали Челябинск – Екатеринбург, и, конечно, многие из них нашли свое пристанище на этой трассе, в том числе и в Аргаяше.

Итак, подходя к основному вопросу «откуда мы?», следует выделить три основных момента. Первый: коренное население Южного Урала – башкиры; второй – приток русских на Южный Урал связан с воссоединением Башкирии с Русским государством и постройкой Демидовских заводов на Урале; третий – постройка Транссибирской магистрали вызвала большую миграцию разноязычного населения России в Сибирь и на Южный Урал.

Исторические данные говорят о том, что образование села Аргаяш связано с прокладкой железной дороги Челябинск – Екатеринбург. Железнодорожный вокзал, все пристанционные постройки и коммуникации начали функционировать с 1895 года. Они оказались рядом с озером Аргаяш на стыке трех деревень – Сатлыково, Бажикаево и Кужибаево. Сатлыково, точнее, Большое и Малое Сатлыково, время основания этой деревни относится к 1788 году. По данным переписи 1920 года, в

деревне было 57 домов. Уже в советское время в деревне появилась школа, библиотека, клуб. В 1961 году д. Сатлыково присоединена к с. Аргаяш.

ДЛЯ СПРАВКИ

Бажикаево. Накануне Отечественной войны 1812 года, в России была наиболее масштабная перепись населения. Основная задача этой переписи была не только определить все население России, но и количественно определить мужское население. Особый интерес представлял возрастной состав мужского населения, в плане боеспособности. По данным этой переписи, в д. Бажикаево в 24 дворах проживало 168 человек, из них 76 мужчин. Представителем власти в деревне был Абдулкарим Бажикаев, 1756 г.р. Старожилом – Аджитар Атясов, родившийся в этой деревне. Ему было тогда 92 года. Поэтому возникновение деревни Бажикаево можно отнести примерно к 1720 году.

Кужибаево. Возникновение этой деревушки относится примерно к 1870 году. Она находилась в районе Кузнецкого моста, позади русского кладбища. По переписи 1920 года, в деревне было 26 домов с населением 134 человека. В советское время деревня относилась к Курмановскому сельскому совету. В 1938 году прекратила свое существование.

Вот краткая справка этих трех деревень, на стыке которых появилась станция Аргаяш. Станция, как уже было сказано, получила название по рядом находящемуся озеру. Есть много версий происхождения слова «Аргаяш». По данным Аргаяшского краеведческого музея, есть восемь версий перевода слова «Аргаяш» с башкирского языка на русский.

1. «Солнечный берег» («яр» – берег, «кояш» – «солнце»; звук «г» – нечто среднее между «г» и «х»).

2. «Невесткины слезы» («ярга еш»). Случилось так, что молодую башкирку из деревни Бажикаево отдали замуж в д. Сатлыково (или наоборот). Строгие свекор и свекровь заставляли ее много работать, к отцу-матери погостить не отпускали. Девушка украдкой уходила к речке и плакала там о своей доле. Однажды, когда за ней пришли, увидели в низинке небольшую лужицу, которая постепенно стала озером (Фаина Шагабутдинова, д. Сатлыково).

3. «Узкий ремень» («ар таш»).

Башкир шел по мелководью озера и смотрел под ноги. Вдруг он увидел в воде ремень, о каком давно мечтал, и от радости воскликнул: «Ар таш!» Люди услышали и стали так называть это озеро (Владик Гимадеев, учащийся СПТУ №126), 1987).

4. «Ремень остался» («яр каиш»).

Когда-то на месте озера был сосновый лес, а в нем – источник. Вот будто бы у того родника какой-то джигит останавливался на отдых и забыл ремень.

Наверное, ремень был чем-то примечателен, если нашедшие его люди распространили весть, сохранившуюся в толковании названия озера (С. Ю. Юсупов, Аргаяш).

5. «Дальнее поле» («аргы» – дальнее, «аш» – поле, дальний хлеб).

К богатому человеку приехали гости, он им показывал свои угодья, поля. Хозяин объяснил, что дальнее поле находится за озером – «аргы аш» (историк Г. Г. Ярмухаметов).

6. «Дальняя кормежка» («арга аш»). (П. И. Плаксин, г. Челябинск).

7. «Озеро среди бора, хвойного леса», т.е. «озеро боровое» – «арыгыяш» («арыг» – «ылыс» (совр. башк.) – хвоя). Возможно, озеро было в прошлом местом слияния рек – «сатлык» (Р. Ю. Мухаметжанов, реферат «Язык родной земли»).

Из ст. А. М. Небылицына «Еще раз об истории Аргаяша»; №5, 13 янв. 1987 г.

8. «На ландкарте Исетской провинции 1742 года озеро названо Аргаяш; в записях 19-го века встречается в форме Яргояш (от башкирского слова яр – «берег», кояш – «солнце», т.е. «солнечный берег»). Соответствует и древнему тюркскому личному мужскому имени Агайяш или Аргайяш (Ергаяш)».

ЭЧО, ст. АРГАЯШ, стр. 160.

(Выписку сделала Л. Назарова).

Вот выдержка, касающаяся нашей станции, из «Путеводителя по великой Сибирской железной дороге», изданного в 1900 году: «Станция Аргаяш, Пермь-Тюменской железной дороги, находится в 180 верстах от Екатеринбурга. Расположена близ озера Аргаяш. Здесь линия выходит из пределов горной и лесистой Пермской губернии и вступает в более равнинную и озерную Оренбургскую губернию».

В начале XX века относилась к Омской железной дороге. В 1934 году стала отделением Южно-Уральской железной дороги.

(Окончание следует)

5 2 голос
Рейтинг статьи
Поделиться:

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Самые свежие публикации