Реклама

Историческая справка: Деревне Новый Путь, исчезнувшей с карты Аргяшского района в середине 1970-х, в июне этого года исполнилось бы 90 лет.

Неперспективная, всего 30 домов, население менее 500 человек – сочли власти. Но в этой «неперспективной» деревне, жители которой еще в 1930 г. организовали колхоз «Новая жизнь», ежегодно засевали рожью и пшеницей 3500 га пашни, выращивали овец и свиней, доили коров и сепарировали молоко, снабжали район овощами – морковью, свеклой, капустой, огурцами, помидорами.

Как вспоминает старожил населенного пункта Тамара Алексеевна Чернова, между д. Дербишево и Ишалино было несколько заимок переселенцев из Беспаловки, Губернского и Кузнецкого. В конце 1920-х по распоряжению районной власти жители заимок начали строить себе дома на месте будущей деревни, в 4-х километрах от Дербишево. Не желающих переезжать на новое место раскулачивали.

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Иван Плаксин с супругой Екатериной

Официально рождением д. Новый Путь считается 1930 год.

Первым председателем колхоза был Кокорин (к сожалению, его имени старожилы не вспомнили), затем в течение 16 лет, в том числе в годы Великой Отечественной, хозяйством руководил участник гражданской войны Иван Денисович Плаксин. В 1960-е, когда началось укрупнение сельскохозяйственных предприятий, «Новая жизнь» стала бригадой №3 колхоза имени Кирова.

Нина Васильевна Баженова собрала много материалов о своей родной деревне. Она пишет, что по воспоминаниям писателя Александра Степановича Плаксина, уроженца Тютняр, в селах Беспаловка, Смолино, Кузнецкое, Губернское в общей сложности проживало 25 тысяч человек. Земель, выделенных переселенцам из центра России, не хватало. Часть тютнярцев заключала договор с местными башкирами и брала в аренду земли для ведения хозяйства.

Так, семья Дениса Тимофеевича Плаксина (прадеда Нины Васильевны) получила земельные угодья между д. Дербишево и Ново-Соболево, организовав заимку. Построили избу, хозяйственные постройки. Невдалеке, в сторону Ново-Соболево, также были заимки – Зайцевых, Сысоевых, Маркиных, Сазановых; в сторону Ишалино – Климовых, Трусковых, Малевых, Чебуриных. На них проживали с ранней весны до морозов.  Содержали коров, лошадей, обрабатывали землю. Тягловой силой были лошади. Денис Тимофеевич был расчетливым хозяином, лошади и коровы у него в хозяйстве породистые, о чем знали жители округи и покупали у него молодняк животных.

На заимке Маркина была школа, куда ребятишки ходили учиться, у Зайцевых – лавка, где торговали мануфактурой.

И пусть на карте нет тебя

Любовь к малой родине у многих людей безгранична, особенно у старшего поколения.

Проходят многие десятилетия, но они помнят дом и улицу, где прошло детство, друзей, школу, перед их глазами добрые лица соседей. И даже если давно нет маленькой деревушки или поселка, яркие воспоминания об отчем крае никуда не уходят. Как, например, у уроженцев д. Новый Путь Тамары Алексеевны Черновой, Валентины Ивановны Пасмуровой, Надежды Григорьевны Глуховой, Людмилы Петровны Наумовой, поделившихся своими воспоминаниями. А их память хранит мельчайшие подробности тех далеких лет, когда жизнь в деревне кипела.

С уважением к земле-матушке

– Я, наверное, самая младшая из старожилов нашей деревни, мне ведь только 80 стукнет нынешним летом, – улыбается Тамара Алексеевна. – А вот 91-летняя Анна Владимировна Тряпицына – настоящий старожил. Или Анастасия Николаевна Трускова, ей уже 88. 85 лет отметили Мария Михайловна Наумова и Александра Даниловна Трускова. Я родилась за год до войны, была в семье старшей из трех детей. Моего отца Алексея Даниловича Трускова из-за инвалидности оставили по брони. Он был единственным трактористом и комбайнером в хозяйстве, руководил полеводческой бригадой, позже – овощеводческой. Мама Анфиса Дмитриевна всю жизнь трудилась в полеводческой бригаде, вместе с ней работали Анастасия Антоновна Зайцева, Мария Ивановна Корнилова, Дарья Ивановна Сатонина, Анна Ивановна Малева и Ольга Никифоровна Беспалова. А сколько времени и сил отдавали колхозному огороду Анна и Мария Наумовы, Анна Плаксина, Ксения и Наталья Сатонины, Елена и Татьяна Трусковы, Мария Абдалова! Какие сочные помидоры и огурцы выращивали! Сейчас такие даже на рынке не купишь.

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Тамара Чернова (Трускова)

Тамара Алексеевна войну почти не помнит, была слишком мала. В детской памяти сохранились лишь смутные воспоминания о победном 1945-м, когда в деревню возвращались выжившие на фронте односельчане. Но вернулись не все. Почти каждая семья не дождалась с войны мужа, брата, сына, а то и двоих. В семье Чебуриных не вернулись братья Дмитрий и Павел, Сатониных – Илья и Петр, других Сатониных – Василий и Владимир, у Климовых – Николай и Данила.

В деревне была начальная школа. После ее окончания Тамара поступила в пятый класс аргаяшской школы №2 – это в 18 километрах от Нового Пути. 10-летней девочке было тяжело жить вдали от родных. Мест в интернате всем не хватало, поэтому родители подыскали дочери платное жилье. А вскоре начальную школу окончили младшие дети Трусковых, родителям сложно было снимать квартиру для троих, поэтому Тамаре в 14 лет пришлось бросить школу и пойти на свиноферму.

– Нас, свинарок, было 9 человек, все такие же, как я, девчонки-подростки, – рассказывает она. – Мы организовали комсомольско-молодежную бригаду. Скажу честно: было трудно, но деревенские дети, привычные к физическому труду, справлялись с любой нормой. Мы гордились, что наши подопечные хорошо прибавляют в весе, не болеют. В 1960-е я вышла замуж и переехала в Аргаяш.

Тогда Тамара Чернова еще не думала, что освоит профессию штукатура-маляра, устроится на работу в Южноуральскую строительную организацию и ее труд будет вложен в строительство почти всех двуэтажных домов в райцентре, пятиэтажек на улице Ленина и Чкалова, кинотеатра «Колос», районной администрации, медицинского училища, гостиницы, почты, районного Дома культуры, радиозавода. Бригада, которой она руководила, строила животноводческий комплекс в Дербишево, Куйсаринскую школу, Дворец культуры в Кыштыме и Кыштымский медеплавильный завод и другие объекты. За успехи в труде Тамара Алексеевна награждена орденом Трудовой Славы. Вырастила троих детей, сейчас у нее 5 внуков и 5 правнуков.

– Как бы ни складывалась жизнь, я всегда помнила и помню односельчан из д. Новый Путь, умеющих работать на совесть и любящих землю-матушку. Перед глазами трактористы Иван Никифорович Сатонин, имевший 37-летний стаж работы в полеводстве, Василий Алексеевич Плаксин, Михаил Егорович Трусков, Алексей Васильевич Зайцев, Виктор Гаврилович Наумов, полевой учетчик Владимир Федорович Трусков. В посевную и уборочную они с утра до ночи находились на поле. Неизменный бригадир трактористов – Александр Дмитриевич Сатонин. Помню, как ворчал Иван Сатонин, оценивая работу молодых механизаторов: «К земле-матушке надо относиться бережно, любить ее. А вы как пашете? Одни глыбы! Какой же хлеб уродится на такой земле?»

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Н. Глухова, В. Пасмурова, Т. Чернова, Л. Наумова – уроженцы деревни

Сильные духом

Рассказывает Валентина Ивановна Пасмурова – дочь  фронтовика Ивана Алексеевича Плаксина (после ликвидации деревни она всю жизнь прожила в Аргаяше, работала в «Сельхозтехнике»):

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Выпускник военного училища Иван Плаксин

Мы всегда гордились своими земляками, сумевшими получить хорошее профессиональное образование и добившимися успехов в той или иной сфере. Все сельчане радовались, когда уроженцы деревни – Тамара Зайцева и моя сестра Надежда Плаксина – поступили в педагогический институт, Александр Сатонин – в ЧИМЭСХ.

 

Но еще до войны прорыв в получении образования сделал мой отец Иван Алексеевич Плаксин. Он очень хотел быть военным. Простой деревенский парень из глубинки в 1939 г. поступил в Пензенское военное артиллерийское училище. 2 июня 1941 г. состоялся выпуск, молодые лейтенанты получили дипломы. А через 20 дней началась война. 23 июня часть, в которой служил мой отец, вступила в бой.

Воевал он на Северо-Западном фронте в составе 28-й танковой дивизии в должности командира взвода. Но ему не повезло. 15 августа 1941 г. в бою под Старой Руссой получил тяжелое ранение в голову и ногу. После долгого лечения в госпитале понял, что ранение лишило его зрения, он ослеп на оба глаза. И еще ему ампутировали ногу. Домой вернулся с наградами – орденами Красного Знамени и Отечественной войны I степени, но инвалидом I группы.

Отец оказался сильным духом. Он не сдался недугу, женился, построил дом. Со стороны даже трудно было поверить, что он ничего не видит. Много лет работал председателем общества слепых Аргаяшского и Кунашакского районов. Своим примером возвращал к жизни людей, потерявших зрение.

О своем отце-фронтовике Григории Федоровиче Малеве рассказала и Надежда Григорьевна Глухова:

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Малев Григорий Федорович

4 июня 1941 г. отца призвали в Красную Армию. Не успел даже освоиться с армейской жизнью, как враг напал на нашу родину. Буквально 22 июня ему пришлось вступить в бой с фашистами. Он служил сапером, трижды был ранен, но возвращался в строй. В составе 1-го Белорусского фронта освобождал Белоруссию, Украину. За предотвращение танковой атаки противника в Раздольненском районе в Крыму награжден медалью «За отвагу». В одном из боев потерял ногу.

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Николай Сатонин

Вернулся домой в 1944-м. Несмотря на ранение, тут же приступил к работе. Его назначили бригадиром полеводов, а чуть позже – заведующим конефермой (после войны в нашем колхозе разводили лошадей). Колхозницей была и моя мама. Так что о выборе профессии я не задумывалась: после окончания школы поступила в Шадринский сельхозтехникум. Помню, приезжала на практику в родной колхоз, научилась работать на гусеничном тракторе «Форд». Радовалась, что отец гордится успехами дочери.

К сожалению, из-за ликвидации деревни мне пришлось переехать в Аргаяш и поменять профессию. Работала в аптеке, на радиозаводе, последние 10 лет – в пожарной охране.

Пока мы живы, никто не забыт

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Иван Сатонин

В сельхозтехникуме училась и Людмила Наумова. Когда получила диплом, ее родной деревни уже не было. Решила работать в Аргаяше: пробовала силы в сберкассе, торговле, на пенсию ушла будучи сотрудницей отдела статистики.

Около 20 лет назад кто-то из уроженцев деревни, проживающих в Аргаяше, предложил съездить на тот пригорок, где стоял наш Новый Путь, –  рассказывает Людмила Петровна. – Приехали, привели в порядок кладбище, вспомнили, где находились дома Трусковых, Плаксиных, Сатониных, Зайцевых, Наумовых, Чебуриных, и решили, что будем приезжать сюда каждое лето в день Святой Троицы. Понравился нам этот июньский день – такой солнечный и радостный. В последующие годы желающих побывать на месте нашей малой родины оказывалось все больше и больше. Если кого-то уже нет в живых, приезжают их дети, внуки. Считаем, что память об исчезнувшей деревне должна жить в сердцах потомков.

В одну из таких поездок Тамара Алексеевна прочитала собственное стихотворение о родной деревне. Бесхитростные строчки вновь напомнили нам о детстве. К примеру:

Хоть и малая деревня,
но для сердца дорога:
была школа, была ферма
для учебы и труда.
Колосится рожь густая,
вот и травы пошли в рост.
Знать, уже не за горами,
как начнется сенокос…
И пусть на карте нет тебя,
деревня милая моя,
но ты всегда жива
среди людей, моей родни,
моих друзей.

А эти строчки напомнили нам о горячем летнем времени, когда вся деревня готовилась к сенокосу:

Дядя Леша правит косы,
это дело знает он,
Рано утром спозаранку
слышен молотка его трезвон.
Грабли сделает Денисыч
и медком нас угостит,
Дядя Ваня в поле пашет,
пыль за трактором летит.

Дядя Ваня и дядя Леша – это братья-труженики Алексей Денисович и Иван Денисович Плаксины.

Когда собираемся вместе, мы вспоминаем всех, с кем жили рядом. Все эти люди перед глазами как живые, будто расстались с ними только вчера. Вот моя мама Анастасия Гавриловна Наумова. В юности она окончила ФЗО, принимала участие в закладке фундамента ПО «Маяк», чем очень гордилась. Потом долгие годы работала в колхозе.

Хочу вспомнить и о дедушке Гавриле Сергеевиче Наумове – участнике трудового фронта.  Он работал на военном заводе в Магнитогорске, делал снаряды для фронта. Вернулся домой незадолго до победы. Несмотря на травмы и болезни, работал в колхозе, был заведующим фермой, кладовщиком. Мои родные, как и все сельчане, трудились на совесть, не жалея себя. Такое было время.

В 2008 году наша односельчанка Нина Васильевна Баженова, много лет возглавлявшая районное сельхозуправление, предложила установить на месте бывшей деревни памятник. Мы согласились, собрали деньги. С тех пор местом нашей встречи стал памятник из белого мрамора с надписью «Жителям д. Новый Путь от благодарных потомков».

Неля ФАТХУЛЛИНА. Фото автора и из семейных архивов жителей д. Новый Путь.

 

 

А завтра была война

21 человек был призван Кыштымским военкоматом на службу в 1940 г., в их числе Василий Силантьев.

Хотя советское правительство заключило с Гитлером договор о ненападении, ощущение надвигающейся войны остро чувствовалось в Литве, где проходили службу южноуральцы. За неделю до войны их подняли по тревоге и перебросили на границу с Восточной Пруссией.

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Место встречи у памятника

– Мы видели, как по ту сторону границы эвакуировали гражданское население и стягивались воинские части, – вспоминал Василий Федорович. – 21 июня я с другими солдатами охранял мост у местечка Кулей, на развилке трех дорог. В этот день по нему на запад шли наши воинские части. Передвижение военной силы подтверждало неизбежность войны.

На другой день в четвертом часу утра немецкая артиллерия начала обстрел советской приграничной полосы и фашисты перешли границу. Первыми приняли бой пограничники.

– Мы продержались на своих рубежах сутки, отражая бесконечные атаки, – рассказывал ветеран, – у немцев мощная военная техника, а у нас не хватало обыкновенных винтовок. С земляком из Кыштыма Николаем Потаповым мы делили одно ружье. Силы были неравные. В тот день погибло много наших солдат. Прорвав окружение, с боями отступали до Таллина. Город не сдавали до 28 августа. Из окружения можно было вырваться только по морю. Оставшихся в живых погрузили на корабли.

Василий Силантьев с друзьями попал на «Папанин». И тут налетели вражеские самолеты.

Вот моя деревня. Деревня Новый Путь.
Василий Силантьев

– Такая началась круговерть. Для нас, привыкших к суше, на воде было вдвойне страшнее, – рассказывал Василий Федорович, – укрыться негде. Несколько судов потопили на наших глазах. Три бомбы попали и в «Папанин»: машинное отделение горело, отбило кормовую лопасть, трюм сгорел вместе с людьми.

Три дня продвигались корабли на восток под непрерывными воздушными атаками, и, наконец, добрались до острова Гогланд недалеко от Хельсинки. На тральщике их перебросили в Кронштадт. Из 18-тысячной дивизии осталось 500 бойцов. Пополнив дивизию моряками, 12 сентября десант высадили в районе Ораниенбаума, у Стрельни – пригорода Ленинграда. К тому времени город был уже окружен. И опять без оружия, на троих одно ружье. Подразделение Силантьева стали обучать на истребителей танков, эту воинскую школу бойцы проходили вместе с собаками.

– Мы должны были подбивать их с 35 метров, а четвероногих «курсантов» учили проходить под движущимся танком с подрывным устройством на спине, – вспоминал ветеран. – Проползает – получает кусок мяса, испугается – угощали палкой. Мы шутили между собой: у нас, истребителей, одинаковая жизнь – собачья. 

Невский плацдарм – так в военных сводках назывался пятачок суши плошадью 7 км. Боец Василий Силантьев прошел тяжелыми и страшными дорогами ленинградской блокады. Погибали товарищи, из двух десятков земляков остались единицы. До победы дожили немногие. Война для ветерана закончилась 8 мая недалеко от мест, где они с товарищами приняли первый бой.

Не сразу вернулся фронтовик в родные места, участвовал в восстановлении Сталинграда. Лишь в 1946 г. он переступил порог родного дома. На его груди сияли медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», ордена Красной Звезды и Отечественной войны.

Луиза Аминева, 1994 г.

 

 

Они защищали родину

Самым тяжелым и страшным испытанием для жителей Нового Пути, как и для всей страны, стала Великая Отечественная война.

Почти все мужчины деревни (более 20 человек) были призваны на фронт буквально в первый же год войны. Навсегда остались в памяти сельчан не вернувшиеся с полей сражений: Николай Федорович Беспалов, Тимофей Дмитриевич Сатонин, Василий Корнилов, братья Николай и Данила Климовы, Николай Мазавин, Николай Абдалов, Федор Данилович Трусков, Василий Дмитриевич и Владимир Дмитриевич Сатонины, Петр Никифорович и Илья Никифорович Сатонины, Дмитрий Иванович и Павел Иванович Чебурины.

Вернулись с победой: Иван Алексеевич Плаксин, Григорий Федорович Малев, Василий Федорович Силантьев, Николай Дмитриевич Сатонин, Василий Егорович Чебурин, Григорий Алексеевич Плаксин, Иван Никифорович Сатонин. Женщины деревни, не дождавшиеся с войны мужей, отцов, сыновей, братьев, завидовали Екатерине Акимовне Плаксиной, проводившей на фронт троих сыновей – Степана, Сергея, Павла. Все трое остались живы и, вернувшись домой, работали в колхозе. Младший Александр воевал с бандеровцами.

0 0 голос
Рейтинг статьи
Поделиться:
Реклама

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
2 Комментарий
Oldest
Новейший Most Voted
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Плаксина Нина Васильевна
1 месяц назад

Чтобы помнили! 75 лет,как окончилась Великая Отечественная Война.Тех, кто может рассказать о тех тяжёлых годах, остаётся всё меньше. Я хочу вспомнить о семьях своих родителей. Мужчины воевали, а женщины выживали, особенно, оставшиеся с маленькими детьми. Плаксин Алексей Денисович – золотые руки -в трудармии, старший сын Григорий Алексеевич – дошёл до Берлина – там сфотографировался,Иван Алексеевич – ранен в первые месяцы войны, младшие Василий А.(мой отец)-1928 г. р. и Михаил А.-1930 г. р. – бросили школу и пошли работать на тракторе трактористом и прицепщиком, у Михаила А. не доставали до пола ноги, подставляли стульчик. А каково было матери Анне Дмитриевне?, когда в 1942 г. медсестра после госпиталей привезла Ивана Алексеевича? Посмотрите какой он был красавец перед войной! А каково было Наталье Васильевне, когда она выходила замуж за Ивана Алексеевича, а в 1943 г. у них родилась первая дочь Надежда? А теперь о семье моей матери. У бабушки Елены Ивановны была сводная семья. Потеряв вторых половинок бабушка и дедушка поженились, Жили дружно, на своих и чужих не делили. Сын Александр, когда вырос, взял фамилию и отчество отчима Трускова Фёдора Даниловича. Александр Фёдорович всю войну был на Дальневосточном фронте.Фёдор Данилович пропал без вести под Харьковом. Двух его дочерей Анну и Зинаиду бабушка вынянчила почти с пелёнок. До конца жизни они не могли поверить, что бабушка не родная им. А в 1927 г. и в в 1929 г. родились Лидия и Галина (моя мама), а в 1937 г. родился Владимир.Много бы они рассказали,как работали за мужиков, как пахали огород на быке,как собирали по огородам мёрзлую картошку весной и пекли лепёшки, когда растает снег собирали в лесу дикий лук,чеснок, крапиву,лебеду, саранки, борщёвки, медуницы. Как сдавали продуктовый налог:молоко,яйца,шерсть на каждый двор, а когда не хватало до нормы,занимали или обменивали с соседями. Как выжили? Спасибо богу и нашей бабушке Елене Ивановне! Она всю жизнь ждала дедушку, вдруг вернётся из плена или из госпиталя, но так и не дождалась. Вечная память и слава погибшим героям!. Вечная слава и почёт участникам войны и всем, жившим в то тяжёлое время!

Администратор
Ответить на  Плаксина Нина Васильевна
1 месяц назад

Спасибо большое за такой отклик на наш материал. Он сам достоит публикации.

Самые свежие публикации