Булатово, деревня. Часто можно услышать другое название – Булаткино.

На карте 1903 г. отмечена как Пулатова. Расположена на берегу р. Зюзелки. По данным краеведа Рустама Бикбова, основана башкирами-катайцами в 18-м веке. Носит имя основателя – есаула Булата Биктимирова, служившего под началом дяди Шукура Абзямова (Уразаева). Вместе с дядей участвовал в пугачевском восстании. Метрики жителей ведутся с 1833 года. В ревизских сказках в 1869 г. упомянута местная мечеть. К ее приходу относились деревни Итбаева, Сытаева, Малая Ассенова и Соболева (Старо-Соболево), Тик-Турды. Во время гражданской войны на территории Булатово проходили боевые действия: 26–28 июля 1919 года шли ожесточенные бои между частями 1-й бригады 35-й стрелковой дивизии красных и Ижевской отдельной стрелковой бригадой белых.

Кто есть кто?

Шукур Абзямов (Уразов), даты рождения и смерти неизвестны.

Походный старшина Барын-Табынской волости, участник Крестьянской войны под предводительством Е. Пугачева, житель ныне не существующей д. Шукурово. Путешественник И. Лепехин, посетивший в 1770 г. его владения, в 30 верстах от Кундравинской Слободы, назвал его «знатным богачом». В начале декабря 1773 г. вместе с Биктимиром Уразаевым и Абдулкаримом Курманаевым вел активные действия в Исетской провинции. С Упаком Абзямовым, Уметеем Усяновым  8 мая 1774 г. направлен Пугачевым в Среднюю Киргиз-Кайсацкую орду с целью склонить казахского хана Аблая на сторону Пугачева. На обратном пути 14 июня сотник Упак был схвачен, а судьба Шукура Абзямова неизвестна.

Добрая и веселая моя деревня

Трудно сказать, когда основана наша деревня, но лет 300 назад она полностью сгорела.

Ее обустроили заново, но половина жителей переселилась в другие места. Башкиры называют деревню Булат аулы, а русские –  Булаткино. Говорят, что первым в этих краях построил дом человек по имени Булат, но не на нынешнем месте, а немного в стороне.  Лошади и весь его скот свободно паслись по окрестностям, чаще всего уходили именно сюда, где сейчас деревня. Пришлось ему заново построить дом и все хозяйство перевозить на новое место, на остров. Дело в том, что Булатово находится на острове, который с обеих сторон омывается речкой Зюзелкой. Она была полноводной и глубокой до того момента, как в 1977 г. построили канал, поставили плотину.

В центре деревни стояла мечеть под камышовой крышей. Ее разрушили в 1959 г., а через год переделали в клуб. Примерно в 1958 г. к нам прибыли первые тракторы и комбайны.

В эти годы почему-то было много пожаров: сгорели зерносклад, конный двор, ферма. В 1970 году две бригады – Кызыл Булякскую и Булатовскую, решили объединить. Контору сделали в первой деревне, а нашу признали неперспективной. Закрыли школу, ясли, клуб отдали под жилье. В 1977 г. начали проводить мелиорацию, осушили речку и болото.

А ведь здешние места были очень богаты рыбой, не переводились чебак, окунь, карась, щука, линь. Но тогда мелиорация вошла в моду, болота осушили и начали заготавливать торф. Чтобы обратить внимание районной власти на бездумное и вредное осушение, я написал возмущенное письмо в «Восход». Но ни райком партии, ни райисполком не обратили внимания. Сделали по-своему.

Помню, был у нас бригадир Маннан Алхамов. Хороший, работящий мужик, его в 1958 г. убило молнией. В колхозе была пасека, пасечник – Нуржан буай Загретдинов.  Раньше работали за трудодни, за них давали по три литра меда, а колхоз выдавал три тонны зерна. На зиму на четыре семьи забивали лошадь на мясо, в каждом доме держали коров, овец, гусей, кур. Позже колхозным бригадиром стал Казбек Валеев. Жаль,  рано ушел из жизни, в 1988 г., сердце отказало. Коренные жители Булатово – Валеевы, Бикбулатовы, Загретдиновы, Бадретдиновы, Алхамовы, Хуснутдиновы, Зариповы, Магасумовы, Зайнулины, Баимбетовы, Баймурзины, Аккужины, Ахметяновы, Баймухаметовы. Мои предки раньше носили фамилию Султановы, но дед переписал семью на Иргужиных. Когда полдеревни Султановых, возникала путаница, поэтому мы стали Иргужины.  Пишу о тех, кого помню.  Наверное, еще много фамилий не указал, пусть меня простят.

В деревне раньше было многолюдно и весело. За околицей играли в волейбол, футбол, лапту. В 1965–1970-х гг. мы ездили на велосипеде в другие деревни, устраивали соревнования. Сами все организовывали, договаривались, в какой день будем играть. Часто ездили в Старо-Соболево, Дербишево, Курманово,  Бижеляк, Янги Юл.  После игры нас угощали чаем, особенно гостеприимными были жители Старо-Соболево и Курманово.

За деревней три старинных кладбища. На одном надгробном камне можно прочитать надпись на арабском языке и даты: 1314 год и 1411. Только непонятно, если они указаны по хиджре (арабскому летоисчислению) – значит, захоронение 1879 года. А если по григорианскому календарю? Во время войны на нашем болоте добывали торф. Однажды во время игр на торфоразработках я нашел револьвер, саблю и штык-нож. Правда, уже проржавевшие. Взрослые ребята забрали у меня эти трофеи.

В гражданскую в наших местах шли страшные бои. павших красноармейцев похоронили в лесу за деревней. Это место невозможно найти, трудно догадаться, что перед вами могила, но бабушка показывала мне ее, поэтому я помню и узнаю по камням, опоясывающим захоронение. Никому оно больше не известно, а ведь здесь должен стоять обелиск. Прошлое, думаю, нельзя забывать.  Пусть наши дети и внуки помнят своих предков.  Это наша родина, история былых времен и нашего времени.

Сам я после службы в армии проработал 10 лет в колхозе им. Куйбышева, еще столько же в Худайбердинском совхозе, потом 20 лет лесником в Озерском лесхозе. Сейчас на пенсии. Давно хотел рассказать, что знаю о родной деревне и земляках, память должна остаться и жить.

Арслан Иргужин, коренной житель

 

 

Хранитель деревни

По воспоминаниям старожилов, уходя на первую мировую войну в 1914 г., булатовские призывники посадили пять тополей, соблюдая старинную традицию.

Неизвестно, удалось ли им вернуться в родные места, а вот из тополиной семьи поднялся и уцелел до наших дней только один. Высоко вознес он крону над деревней, охраняя ее покой, став свидетелем всех исторических испытаний, выпавших вместе со страной на долю булатовцев. Не одна гроза нанесла ему раны стремительными молниями, но тополь выстоял. Чтобы не тревожить зеленого аксакала, Разима Хамитова – хозяйка огорода, на котором и высится громадное дерево, даже не пытается ничего садить рядом с его корнями.

Из истории рода катай

Катайские и табынские родоплеменные союзы начали проникать на территорию нынешнего Аргаяшского района в конце XIII – начале XIV вв.

В этот период аргаяшские башкирские роды группировались вокруг трех сильных родоплеменных объединений: Катай, Табын и Айле. Ядром объединения Катай были два рода: Улу-Катай и Бала-Катай. Потомки улу-катайцев живут, к примеру, в Старо-Соболево, а бала-катайцев – в Метелево.

Каждое объединение имело собственную тамгу. Улу и бала-катайские довольно разнообразны: чаще встречались в форме подковы и молота-полумесяца.

На реке Зюзелке, на острове Булата

Разима Хайрзамановна Хамитова (Бадретдинова):

– Историей своей деревни стала интересоваться давно, ведь я историк, преподавала историю в начале в Новогорном, а потом мы с мужем уехали на Север и долго жили на Ямале.

Старинное кладбище за д. Булатово поделено на три участка, ведь у основателя деревни есаула Булата Биктимирова было трое сыновей, от них и пошли три рода. А пришел он на это место и обосновался в начале XVIII в. Вы обратили внимание, что вся деревня состоит из одной улицы? Второй здесь быть не может, потому что Булатово расположено на острове. Его омывали рукава Зюзелки, глубина которой местами доходила до трех метров. Помню, отец купался и показывал нам, ребятне, как в полный рост (а он был крупного телосложения) уходил под воду. Основное русло после осушения болот выпрямилось, а раньше Зюзелка была очень извилистой, второй рукав сегодня почти незаметен, бежит под мостом в болота. Осушенные в 1970-х годах болота постепенно возвращаются, природа берет свое, да и бобры помогают речке активно, строят плотины и запруды, поднимают уровень воды. На этом берегу булатовцы, уходя на первую мировую, посадили пять тополей. Четыре дерева погибли, когда начались мелиоративные работы. А один столетний великан жив и поныне, стоит в центре моего огорода. Муж его очень любил. Можно сказать, это реликвия Булатово.

По следу табуна

Основоположник деревни есаул Булат Биктимиров служил под началом своего дяди Шакура Уразаева. Нес пограничную службу, как все служилые башкиры. Участвовал в пугачевском восстании. Как им удалось избежать наказания? Это сложно объяснить. Его деревня стояла километрах в трех, на берегу маленького пруда, до сих пор сохранилось ее название: иске йорт (старое место). Место это болотистое, труднопроходимое. По одной из легенд, часть табуна есаула исчезла, искал он ее по всей своей вотчинной земле, границы которой доходили до нынешнего Кыштыма и Озерска. Искать потерю пришлось долго, пока не наткнулись на брод и не вышли на остров. Именно там и паслись на приволье, в полной безопасности кони есаула. Так Булат Биктимиров и выбрал место для деревни. Сыновей его звали Бадрей, Бикбулат, третье имя, к сожалению, не сохранилось. Мы – потомки Бадрея. Получается такая ветвь: Булат – Бадрей – Загретдин – Хасан – Хайрзаман. Я представляю шестое поколение. Более многочисленная ветвь – наследники Бикбулата. К ним относятся Бикбулатовы, Иргужины, Валеевы. Валей карт был первым имамом и построил в деревне на народные пожертвования мечеть, собирали деньги не только булатовцы, но и соболевцы. Она была высокой, красивой, с минаретом. Только фундаментное основание около полутора метров. Детьми мы часто поднимались на минарет. В 1960-х привезли рабочих, чтобы снять полумесяц и минарет. Местные считали, что грех разорять мечеть, и ни один за такую работу не взялся. Валей имам был образованным человеком, попал под репрессии, ему удалось бежать. Он вернулся в Старо-Соболево, женился и взял фамилию жены, чтобы затерять следы.

Гильзы в картошке

В 60–70-х годах деревня была многолюдной, многодетной. Взрослые уходили на работу, а нас, детвору, чтобы не натворили чего-нибудь, собирал вокруг себя дедушка Ганият. Седобородый сухонький старик воевал в первую мировую, как и мой дед Хасан. В его памяти хранилось столько интересных, увлекательных историй, что мы, расположившись рядом на травке, слушали с упоением. Никакого телевизора не нужно! Дед Хасан родился в 1898 году, был шестым сыном в семье. В гражданскую во время июльских боев пятерых старших белогвардейцы расстреляли близ Челябинска. Где их могила, никто так и не узнал. Дедушку родители спрятали на сеновале. Белые искали и его, штыком протыкали все сено, лезвие прошло в миллиметрах от него. Он чудом не закричал, не выдав себя. Бои в наших местах шли ожесточенные, когда копали огороды, мы то и дело много лет находили гильзы.

В годы коллективизации здесь создали колхоз «Трудовик». Хозяйство было богатое, занимались овцеводством, коневодством. Отцу в годы войны было лет восемь, он рассказывал, как ведрами носили сдавать молоко, сметану. Контора, кузница, ферма располагались за деревней. Земли здесь богатые, урожаи получали хорошие. Отец всю жизнь проработал механизатором, на слух мог определить поломку механизма. Его часто приглашали на тракторный двор поставить «диагноз» технике. Дядя был пчеловодом, содержал свою пасеку. Кстати, я продолжила его дело.

Когда щук ловили руками

Старшего поколения в деревне почти не осталось, долгое время она была запущенной. Молодежь стала возвращаться и строиться после того, как благодаря главе Худайбердинского поселения Н. Федорову и районной власти провели нам газ, центральное водоснабжение, уличное освещение. Видите, сколько новеньких домов построено за последние годы! а сколько заложено фундаментов! В основном это дети, племянники, внуки старожилов возвращаются в родные места. Скоро уже и места для новостроек не останется. Хотелось бы, конечно, иметь магазинчик, но понимаем, что бизнес этот будет нерентабельным. В каждом дворе есть автомобиль, да не по одному. И дети обеспечивают стариков всем необходимым.

Деревня всегда славилась умельцами. Фаиль Баимбетов – отменный кузнец, подковы, замки, любую хитрость с металлом знал. Другой булатовец делал подводы, сани, плел из тальника. Зимой бежим к нему: «Дедушка, дай санки покататься с горки». Он отдавал все бесплатно, но требовал рассказать стишок. Я еще в школу не ходила, когда он рассказал мне башкирскую скороговорку и заставил выучить. До сих пор помню заковыристый сложный текст. Дедушка Габдельхай плел из лыка посуду, обувь, корзинки. Искусный был мастер. Вторая жена дедушки Ганията умела предсказывать будущее, к ней не только вся деревня, но и из окрестных мест приезжали получить ответ на вопросы. Была и своя повитуха Сайма Аккужина, принимала роды, вправляла вывихи, лечила суставы. Пока роддом в Аргаяше не открыли, она всех новорожденных принимала. Конечно, были и искусные рыбаки, но и рыбы было очень много. Помню, как огромные щуки стояли в траве у берега. Отец их руками ловил.

Места у нас богатые, есть и известняк, в 1970-х годах активно добывали торф. Не так давно снова начали заготавливать, нарыли канавы. Но когда по деревне начали гонять огромные большегрузы, разбивая дорогу, все жители возмутились. Тогда машины попробовали пустить в объезд, но там места болотистые. Так и не сложился новый бизнес у торфопредприятия. А заготовки свалили на окраине деревни и, похоже, забыли. Торф чуть не загорелся нынешней весной, пришлось МЧС вызывать, чтобы не спалили всю деревню.

 

Римма Хибатуллина. Фото автора

 

Реклама

Поделиться:

2
Оставить комментарий

Войти с помощью: 
avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Аргаяш-МедиаМинзаля Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Минзаля
Гость
Минзаля

Спасибо всем за сохраненную историю деревни.

Самые свежие публикации