Вот моя деревня. Кызыл Буляк

Кызыл Буляк – единственная татарская деревня в Аргаяшском районе.

Основана в 1927 г. в окружении множества заимок на берегу озера Саккильды безземельными переселенцами из Кушнаренковского района Башкирии. В числе первых поселенцев были четверо братьев Кабировых с семьями. По воспоминаниям, их звали Хайбурахман, Абдрахман, Нагимжан и Галимжан. Организовали артель, а затем колхоз «Кызыл Буляк», что в переводе означает «Красный подарок». Хозяйство быстро поднялось на ноги, занимаясь выращиванием зерновых, животноводством, овощеводством, пчеловодством. Колхоз стал участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и занесен в ее Книгу Почета. В 1970-х вошел в состав колхоза им. Куйбышева, после его банкротства стал отделением агрофирмы «Элита». Сейчас никакое производство здесь не ведется.

В деревне имелась начальная 4-классная школа, в которой преподавание велось на татарском и русском языках, детский сад и клуб, поэтому деревенские дети сразу учились говорить на двух языках: русские прекрасно владели татарским, а татары – русским. Среднее образование юные кызылбулякцы получали в Новогорном, добираясь в школу пешком.

Вот моя деревня. Кызыл Буляк

Моей родине

В жизни было много передряг,

Разных перемен и потрясений,

Угол свой родной, Кызыл Буляк,

Каждый помнит, в этом нет сомнений.

В зелени купался каждый дом,

Лучше не было земли и краше,

К горлу сразу подступает ком,

Если только вспомнить детство наше.

Жизнь бежит, торопится скорей,

Все увидеть надо, все послушать,

Родина отцов и матерей –

Ты всегда в сердцах и наших душах.

В жизни будет много передряг,

Разных перемен и потрясений,

Ты прости нас всех, Кызыл Буляк,

Мы к тебе вернемся, нет сомнений.

Марс Фазлыахметов.

 

Судьбы кызылбулякцев

Абдрахман Хайбурахманович Кабиров (1880 г.р.)

Родился в д. Калтаево Топорнинского района БАССР, татарин, из середняков, малограмотный. Рядовой колхозник колхоза «Кызыл Буляк», беспартийный, арестован 24 марта 1938 г. по обвинению в контрреволюционной деятельности. Осужден тройкой УНКВД СССР по Челябинской области 14 ноября 1938 г. Приговор: освободить. Реабилитирован: 8 сентября 1991 г. (Архив реабилитированных. http://archive74.ru/sites/default/files/knpamrep/index.html).

* * *

В 1947–1956 гг. в реку Теча ПО «Маяк» сброшено 76 млн. кубометров сточных вод общей активностью в 2 млн. 750 тыс. кюри, 95% всей радиоактивности поступили в Течу с марта 1950 по ноябрь 1951 г.

В апреле – мае 1951 г. в результате мощного паводка произошло радиоактивное заражение поймы реки, которая использовалась местным населением для покосов и пастбищ. Постановлением Совета Министров СССР от 6.01.1953 г. запрещалось использование воды Течи на всем ее протяжении, но Челябинский облисполком через 11 месяцев издал свое распоряжение и засекретил его. По воспоминаниям кызылбулякцев, 26 окрестных деревень в эти годы и после аварии 1957 г. исчезли с карты района. В памяти остались только названия: Надыров мост, Герасимовка, Лесные поляны…

 

Земной поклон матери

Хорошо помню свою родную деревню Кызыл Буляк – чистая, ухоженная, аккуратная. А люди в ней жили щедрые и добрые.

В домах уютно, некрашеные полы, натертые песком, блестели светло-желтым деревом. Во дворе – ковер травы. Приезжавшие в деревню удивлялись. Помню председателя колхоза дядю Галимжана Кабирова, Ислама Арсланова, тетю Тайфу, Сергея и Андрея Глуховых, Александра Семеновича Быкова. Это были люди с доброй душой, золотым сердцем и умной головой. Если случалась беда, вся деревня спешила на помощь. В 1954 г. у нас сгорел дом. Сентябрь, уборочная, все в поле. Соседка пришла на обед, поставила самовар, попила чаю, а угли вытряхнула. Сгорели два дома. Председатель отправил бригаду в Кыштым за лесом, построили нам дом, он и сейчас стоит в деревне.

Моя мама Василиса Никандровна Глухова (в девичестве Отиева) приехала в Кызыл Буляк к брату Ивану и сестре Аксинье. Родственники вскоре вернулись на родину, в Багарякский район, а мама встретила здесь отца – Василия Ивановича Глухова. Шестерых детей вырастили они, несмотря на голод, войну, тяготы. Мама доила коров, уходила на дойку рано, днем косила траву, выполняя большую норму кормозаготовки, а с покоса снова к коровам. Мы старались помогать родителям, пасли колхозных свиней. Брату Валентину было 9 лет, когда его посадили плугарем, в тот год мы получили побольше зерна, но все равно было голодно.

Отец ушел на фронт в 1941-м, вернулся с открытой формой туберкулеза и умер в 1946 г. Осталась мама с шестью детишками на руках: старшей 12, младшей 8 месяцев. Глядя на наши беды, одна семья стала уговаривать маму отдать младшенькую. «Она с вами умрет с голоду, отдайте. Не губите ребенка», – упрашивала и даже угрожала женщина. Мы плакали вместе с мамой, но не соглашались. Мама сказала: «Умрем, так все вместе умрем, а никого не отдам».  Помог и поддержал сосед: зашел Петр Емельянович Мучкин и выпроводил незваных гостей.

Дядя Гатфан Абдрахманов пришел с фронта, опираясь на два костыля. Их стук мы услышали на пороге своего дома в тяжелую минуту: маме грозила тюрьма за неуплату налогов, нужно было внести шерсть, мясо, яйца, а у нас в доме пусто. Достал он пачку денег, пошли они с мамой покупать овцу, шерсть состригли, мясо нарезали, купили яйца и погасили налог. Только колхозники заготовили сено, сверху приказ: везти все на ферму. Бригадир Ислам Арсланов повел подводы к своему дому, следующим был наш, но он сказал: их не трогать. Конечно, хорошо понимал, что могут наказать, достаточно кому-нибудь сообщить куда надо. Но ни один человек не сказал ни слова, вдову фронтовика и ее немалую семью жалели всей деревней.

К тете Тайфе я бегала с наловленной рыбой, рыбачила сама, а она угощала меня катыком. Доброе милое лицо в белом платочке до сих пор перед глазами. В 1948 г. нам впервые за последние голодные годы выдали зерно и мы повезли его на мельницу в Аргаяш. Помогли погрузить мешки соседи и водитель Андрей Семенович Глухов. Без взрослых мне, одиннадцатилетней девчонке, не справиться бы.

Время было тяжелое, но люди старались поддерживать друг друга, работать, жить честно. Той осенью, когда у нас сгорел дом, брат получил первую зарплату – 1000 рублей. Кассир ошибся и выдал десять. Девятилетний мальчишка считать не стал, принес и положил в шалаш, в котором мы жили, пока строился новый дом. Мама попросила сестру что-то купить и тут обнаружилось, что денег гораздо больше положенного. Взяв купюры, побежали в кассу возвращать, чужого никогда не брали ни копейки, даже в самые тяжелые и голодные времена. Председатель собрал деревню и перед всеми поблагодарил нашу маму за честность. Всем, что у нас есть, мы обязаны нашей матери. Низкий поклон ей и светлая память.

Анастасия Васильевна Мысляева (Глухова).

 

История семьи Глуховых

Иван, Илья, Михаил, Афанасий, Петр, Валентина, Татьяна, Катерина, Ольга.

Старший Иван погиб на фронте. Илья был в плену, поэтому всю семью сослали в Кусу. Вся деревня Кызыл Буляк собралась провожать Глуховых, когда их погрузили в зимний морозный день на подводу и повезли в далекий город. Не разрешили взять ничего из домашнего скарба. Припомнили, что семья была из старообрядцев. Следы Ольги Глуховой мы неожиданно обнаружили с помощью наших коллег из газеты «Жизнь района». Кусинка Татьяна Игнатенко поделилась с журналистами историей своей семьи:

– Моя бабушка Ольга родом из д. Кызыл Буляк Аргаяшского района, что в переводе звучит как «Красный подарок», а родилась она в 1890 г. Росла в большой религиозной семье с крепким крестьянским хозяйством. Умела шить, ткать холсты из льна, вязать, вышивать крестиком и гладью – всему этому учили с малолетства. Ну и, конечно, девочка постигала науку делать заготовки на зиму.

В семье все дети были обучены грамоте. Олю тоже отправили учиться в церковно-приходскую школу, в то время ей исполнилось лет 14. Бабушка мне рассказывала, что не столько училась, сколько парней «смечала» – так она говорила. Девушку можно понять: росла в строгой семье, а тут столько незнакомых парней. Братья, конечно, доложили все родителям. Те вызвали Ольгу на семейный совет и учинили допрос: будет ли она учиться или лучше выдать ее замуж? Ольга ответила: пойдет замуж.

Так в 15 лет моя бабушка вышла замуж. Ее супруг Сергей Глухов был добрым, трудолюбивым и красивым парнем. Несмотря на юность, Ольга действительно оказалась готова к замужеству и быстро стала маленькой хозяйкой большого дома. В семье – строгий порядок и нравы: чистота в одежде и дома, уважение и почтение к старшим, у всех свои обязанности, во время обеда тишина, никто не должен шуметь, хорошо вести себя не только за столом дома, но и на улице, в школе. Все дети Глуховых выросли достойными людьми, привыкшими к любой работе.

До самой смерти моя мама вспоминала свою мать, мою бабушку Ольгу, советовалась с ней.  Жалею только об одном: мало разговаривала со своей бабкой Ольгой, да и жила она не с нами, а с сыновьями. Много интересного узнала бы о прежней жизни.

Вот моя деревня. Кызыл Буляк

Под крылом отцов и матерей

Мы сидим за столом в гостеприимном доме Гафура Мухаметгареевича Хамитова. Собрались все коренные кызылбулякцы. Пьем чай. Воспоминания текут полноводной рекой.

Марс Тимерзянович Фазлыахметов:

– Первые поселенцы будущей деревни Кызыл Буляк приехали из Кушнаренковского района Башкирии в период коллективизации.

Из-за нехватки земли шести семьям официально разрешили подыскать подходящие участки. Первоначально они жили в д. Булаткино, им понравились здешние места около маленького озерца. Но первые землянки они построили дальше, потому что вокруг было много русских заимок: из-за малоземелья крестьяне Беспаловского, Кузнецкого, Губернского брали наделы в окрестностях. Это были заимки Глуховых, Растатуриных, Лежневых.

Вот моя деревня. Кызыл Буляк

Приезжим не хотелось земельных споров с ранее обосновавшимися соседями. Но место для деревни наконец выбрали, назвали ее Кызыл Буляк (Красный подарок). Первым председателем одноименного колхоза в 1939 г. стал Галимзян Кабиров, мой дед. Он прошел войну, вернулся и вновь стал руководить хозяйством. Колхоз был многопрофильным: сеяли зерновые, выращивали овощи, занимались животноводством, была большая пасека, тепличное хозяйство. Я его почти не видел: он уезжал в поля, когда дети еще спали, а возвращался, когда уже спали. В 1953 г. дед умер, как раз началось укрупнение, Кызыл Буляк присоединили к колхозу им. Куйбышева в статусе первой бригады, а вторая бригада была в п. Пореченском. Куйбышевское хозяйство возглавил Василий Петрович Беспалов. В деревне его очень уважали, он сумел поднять отстающие деревни, а бывший колхоз «Кызыл Буляк» получил еще больший стимул для развития. Василий Петрович знал не только каждого колхозника, но и всегда интересовался, как дела в семье, у детей, внуков. Но и строг был: раньше трактористы работали сутками, он уже в три ночи объезжал поля, проверяя качество работы, и не поздоровится тому, кто схалтурил. Заботился о том, чтобы люди жили в хороших условиях, тогда строилось много жилья, школ, клубов.

Деревня была ухоженной, чистой, вся в зелени. Чтобы не повредить зеленый ковер, нельзя было ездить на тракторе. Старики за этим строго следили. Дома побеленные, полы, выскобленные до желтизны, сияли. Когда по улице шел табун, каждую корову или овцу нужно было сопровождать. Говорим сейчас: это требование европейской культуры. Ничего подобного, в Кызыл Буляке мы ее впитали с детства. Культура начиналась с таких простых правил, за исполнением которых строго следили. Никогда никто не запирал ворот, с любой просьбой можно было пойти к соседям. Вспоминаю, как однажды к бабушке пришла соседка и принесла яйцо, которое наша курица снесла в ее огороде. Открытость, честность, душевное тепло были отличительными чертами старшего поколения. Его спаяли общие беды, война, тяжелая жизнь, но и беды, и радости они научились делить с теми, кто рядом. Счастье нашего поколения в том, что детство прошло под крылом отцов и матерей.

Рафиль Шареевич Кашапов:

– Мои родители – Шарей и Гадиля – тоже из первопоселенцев. Работали в колхозе, отец был грамотный и заведовал фермой. До армии поработал прицепщиком, после службы вернулся и всю жизнь трудился здесь: трактористом, свинарем, строительным мастером. Тогда много строилось в Худайбердинском и жилья, и социальных объектов. Дома, столовую возводили заключенные, а мне приходилось ездить по области, добывать стройматериалы. В нашей деревне было много молодежи, хозяйство процветало, тогда и в мыслях не было уехать отсюда. В ноябре 1957 г. я ушел в армию, а в сентябре – взрыв на «Маяке». Конечно, никто ничего толком не знал о произошедшем. Встретил в Кыштыме земляка из Уразаево, в каком-то ватнике, понурый. Спрашиваю: «Ты чего здесь и в такой одежде?» – «Наше Уразаево снесли, скотину всю уничтожили, дома, все добро. Даже одежду дали другую». Столько деревень по ту сторону Течи сожгли, на моей памяти 23 населенных пункта исчезло. Помню, как ездили на мельницу в Метлино. Она до сих пор стоит рядом с церковью, но утопленная в воде, когда строили каскад озер, дамбы. Храм пытались взрывать, но не смогли, лишь трещины пошли по стенам. За Асаново от деревень Назырово и Верещагино только кладбища старые остались. Моя жена тоже попала под радиацию: работала на маслозаводе на берегу Течи. В 70-х, когда началось укрупнение, ликвидация неперспективных деревень, исчезли с карты Кировское, Заря, Пореченское. Остались только названия в памяти: Улагач, Домны, Монашки (так в просторечии называли деревню Лесная поляна), Соловьевки… В Монашках в 1956-м родился Фаиль Абдуллин, а в 57-м их переселили в бараки Новогорного, но отец отказался, приехали к бабушке в Кызыл Буляк.

Вот моя деревня. Кызыл Буляк

Фрида Султановна Балашова (в девичестве Каримова):

– Откуда у меня такое имя? Родители из Казахстана привезли, там много немцев жило, им понравилось имя Фрида. Надо мной часто шутят: имя немецкое, отчество татарское, фамилия русская, полный интернационал. В нашей деревне никогда по национальности не делились, русская ребятня татарским владела, как родным, а мы сразу учились чисто говорить по-русски. Всю жизнь я прожила в городе, работала на заводе, последние 20 лет – начальником караула в охране «Станкомаша». Муж у меня сталевар, орденоносец. Дали нам за его трудовые заслуги большую квартиру, но отцовский дом в Кызыл Буляке мы сберегли. Я сюда детей и внуков переманила, чего в городе задыхаться? Молодежь с удовольствием приезжает сюда отдохнуть, в баньке попариться, футбол погонять. Они у меня все спортсмены. Нет, деревня есть деревня! Тем более что здесь вся моя родня, у нас все беды и радости пополам.

Вот моя деревня. Кызыл Буляк

Мы выросли вместе: бегали в один садик, потом в начальную школу. Даже название места от них сохранилось, так и говорят до сих пор: школ урманы (школьный лес). Семилетку заканчивали в Худайбердинской школе, а среднее образование получали в Новогорном, куда ходили пешком. У меня в аттестате одни пятерки, тройка только по астрономии. Знаете, почему? Практические занятия по наблюдению за звездным небом начинались в 10 вечера. Конечно, мы с подружкой Ириной Морозовой не ходили, ведь возвращаться пришлось бы в полночь, а с утра снова в школу за семь километров.

Гафур Мухаметгареевич Хамитов:

– Родители не сразу, но выбрали для деревни правильное место: на берегу маленького озерца, вокруг лес. По деревне белки бегали. Из этого леса и построили первые дома. Работать пришлось на золотомойке в ближней деревне Масейкино. От тех времен все еще шурфы остались. Потом создали колхоз, хозяйство было многопрофильное – полеводство, овощеводство, ферма. Отец мой работал бригадиром на ферме. Только овец более 2000 голов, большой птичник, более 1000 свиней, около 700 КРС, на пасеке – более 100 домиков. Там, где сейчас овраг, раскинулось помидорное поле. Рядом грядки огурцов, капусты. Отдельно стояли парники, где выращивали рассаду. Народ – трудолюбивый и честный, поэтому колхоз был богатым. Дети всегда помогали старшим, и до сих пор без работы себя не представляем. Председателя Галимзяна Кабирова все уважали за ум, башковитый был руководитель и очень порядочный. После его смерти назначили председателем Загидуллина, он тоже заслужил народное уважение. Когда отправляли на элеватор зерно, сам помогал грузить. Его забрали на повышение в область, в 1958 г. началось объединение с колхозом им. Куйбышева. Руководителем стал Василий Петрович Беспалов. Строгий и очень порядочный, до сих пор вспоминаем его добрым словом. Конечно, больно, что сегодня поля заросли, все вокруг заброшено, деревня забыта.

Разговор от воспоминаний плавно перешел на нынешний день. Фрида Султановна посетовала:

– Неправильно у нас теперь проходит день деревни, ведь договаривались земляки, что праздник проводим в первую субботу августа. Оповещаем всех заранее, назначаем время. Так и было много лет: ставили огромный самовар, песни пели, общались, знакомили внуков-правнуков с родственниками. А сейчас как? Приедет культбригада из Худайбердинского, поставит колонки, споет-спляшет и уезжает. Прошлым летом я только по шуму узнала, что проходит день деревни, потому что маленькое объявление о нем висело на клубе. Хочется, чтобы клуб наш работал не раз в году.

И еще. Давно идет разговор, что нужна газификация Кызыл Буляка. Только дальше разговоров дело не сдвинулось, а ведь деревня наша не умерла. Если бы дошел до нас газ, она бы получила новую жизнь, потому что такие райские места всегда будут притягивать людей.

Поделиться:

2
Оставить комментарий

Войти с помощью: 
avatar
1 Цепочка комментария
1 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Аргаяш-МедиаЗемфмира Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Земфмира
Гость
Земфмира

В ЭТОЙ ДЕРЕВНЕ ЖИЛИ НАШИ СОСЕДИ ФАХРЕТДИНОВ ЯГУДАТ , САФУАНОВ МАРИС,ГАСПРИНСКИЙ МУДАРИС очень хорошие были люди….

Самые свежие публикации