Вот моя деревня. Саитово

Саитово, деревня. Иные названия – Сызги, Иткулак, Аджибаева.

Историческая справка

Основана в 1736 г., по источникам, Саитом Бурангуловым. Один из семейных родов Бурангуловых ведет свою историю от бея Бигбау, доверенного лица Чингисхана. Его потомок Бурангул Куватов стал родоначальником фамильной ветви Бурангуловых. Соглашение об основании Саитово подписано 30 июня 1736 г. тарханом Таймасом Шаимовым.

На карте Исетской провинции 1742 г. указана на левом берегу р. Миасс, примерно на месте современного Мавлютово, на генеральном плане Троицкого уезда в 1800 г. – на месте современной д. Куянбаево. В 1763 г. учтено 16 дворов, через 110 лет уже 60. В 1900 г. входила в Сызгинскую волость Троицкого уезда (72 двора, мечеть).  Сызгы — племя финно-угорского происхождения в составе айлинской группы башкир. Зимой 1929 г. образован колхоз, с 1935 г. носит имя В. Молотова. В 1951 г. вошел в состав колхоза «Урал» д. Яраткулово, позднее – совхоза «Заря».

Спрятанная в лесах

Деревня Саитово окружена лесами, уходящими в Ильменский заповедник.

Конечно, вся жизнь саитовцев тесно связана с лесом. В тяжелые времена он спасал от врагов, в голодные годы давал пищу, в суровые зимы – тепло. Не зря саитовцы называют свою родину деревней охотников, здесь каждый житель знаком с искусством охоты. Многие всю жизнь проработали в Яраткуловском лесничестве – лесниками, подсобными рабочими, трудились на пилораме. В советские времена, когда в районе работала Аргаяшская заготконтора, лесники получали задание: заготовить шишки, грибы, мох. Во дворах рядами стояли кадушки с солеными грибами.

Словарь топонимов

Саитовцы обладают метким языком и внимательным глазом, дадут прозвище – навечно.

Краевед Эльбруст Хайритдинов собрал словарь местных башкирских топонимов. Вот лишь некоторые примеры из него.

Мулла басыуы – земельные участки, принадлежавшие местному мулле, весь урожай шел также ему. Сегодня здесь шумят лесные посадки, а название осталось.

Оло энэтлек – заросли боярышника. Ни косить, ни ходить здесь невозможно, но всегда можно сделать на зиму запас богатой витаминами ягоды. Своеобразная народная аптека.

Гайнитдин кордон – в сторону Карабаша, близ Южного Горняка, стоял кордон лесника Гайнитдина Кулубаева. Его прозвали хозяином леса, он не только охранял, восстанавливал лесные посадки, но и держал пасеку, славился отличным медом. Сегодня этого кордона нет.

Хотло шишма – родник, вода которого бела, как молоко.

Курэн зыяраты – кладбище курэнов. На этом месте была летовка племени курэнов. Умерших хоронили здесь же, старинное название осталось в языке, хотя давным-давно исчез сам народ. Зато спроси любого саитовца, где найти родник с белой водой, объяснит на пальцах.

Из Саитово до Парижа

С 1744 г. башкиры ежегодно несли службу по охране Оренбургской линии, а с 1760 г. башкирские команды служили и на Сибирской линии. Саитовцы не были исключением.

Выступая в поход, каждый полк должен был обеспечить себя провиантом и фуражом. Царским указом 1798 г. создано Башкирское казачье войско, которое приняло участие в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии. Оренбургский военный губернатор Г. Волконский приказал всем башкирам, служащим и неслужащим, готовиться выступить на оборону отечества, имея одну лошадь и исправную пику с трехгранным копьем, сабли, сайдаки со стрелами, у кого есть, ружья и пистолеты. Известно, что из Саитово участвовал в походе против Наполеона пятидесятник Зиягитдин Чувашов, за что был награжден серебряной медалью «В память войны 1812 г.». Краевед Эльбруст Хайритдинов называет еще одного саитовского участника Отечественной войны – Туйсура Юлакаева.

В годы Великой Отечественной на фронт ушли 47 саитовцев, 27 погибли, пропали без вести. Только из семьи Загидуллы Илембетова не вернулись четверо сыновей: Хамидулла, Зиннатулла, Хидиятулла, Такиулла. Саитовец Зайнитдин Хайритдинов был награжден медалью «За отвагу». Фото из семейного архива Хайритдиновых.

Вот моя деревня. Саитово

Назовут мечеть «Нур»

В 1931 г. состоялся I Всебашкирский съезд всеобуча. Его решения докатились и до затерянной в лесах д. Саитово.

Развернулось движение «Лучший дом на селе под школу». В Саитово отдали для занятий здание бывшего волисполкома, его позже вывезли в Кулуево под нарсуд. В 1961 г. построили новое здание школы. Заведующим Саитовской начальной школой был Нурулла Фазылович Сибагатуллин.

Можно с уверенностью сказать, что Саитово не только деревня охотников, но и учителей. Девять саитовцев посвятили жизнь образованию: Кунаккильде Юсупов, Данис Баязитов, Нуриагзам Фазлетдинов, Шамсинур Хайритдинова, Гафура Арсланова, Янах Загретдинов, Саитборхан Гареев, Эльбруст Хайритдинов, Минслу Хайритдинова. Сегодня продолжают трудиться в школе десять педагогов из д. Саитово: Фарида Хайритдинова, Катиба Хайритдинова, Мавлия Нигматуллина, Раина Расулева, Эльза Мусина, Эльвира Хайритдинова, Гульфира Хайритдинова, Зульфира Расулова, Анжела Сиражетдинова, Минзаля Хайритдинова.

Здание начальной школы после закрытия долго пустовало. Шли разговоры, что его продадут. Год назад местная мусульманская община настояла на передаче его мечети. Сегодня на ее фасаде вывеска с надписью: «Мечеть. Дом нравственности. Библиотека. Музей». Саитовцы хотят дать мечети название «Нур» в честь учителя, строившего школу и ставшего на долгие годы ее заведующим.

Вот моя деревня. Саитово

Не променял деревню

У коренного саитовца Юмагула Аллабердина несколько раз появлялась возможность уехать из деревни.

Сначала был Миасс, где он в ГПТУ осваивал профессию строителя. Город ему понравился, и он решил, что работать будет здесь. Но после окончания училища по распределению поехал в Тольятти, где ему понравилось еще больше.

– Мы, выпускники разных профтехучилищ страны, строили новый микрорайон для работников будущего автозавода, – вспоминает Юмагул Байрамгулович. – Нам даже обещали квартиры в построенных нами домах. Но однажды, приехав к родителям в отпуск, понял, что краше родной деревни нет ничего. Возвращаться в Тольятти не стал. Устроился по профессии в совхоз «Аргазинский», в состав которого в то время входило наше Саитово.

Вскоре пришла пора идти в армию. Юмагул попал в группу войск, дислоцирующихся в Германии. После службы мог обосноваться в любом городе СССР.

– Перспектива была заманчивая, но опять потянуло в родные края, – продолжает Юмагул Байрамгулович. – Тем более я, как младший сын в семье, должен был жить с престарелыми родителями. Отцу-фронтовику, вернувшемуся с войны со сквозным ранением ноги, нужна была поддержка. Да и в совхозе не хватало механизаторов, а я в армии получил удостоверение водителя тягача, мог работать и на тракторе, и на комбайне. К тому времени Саитово стало отделением совхоза «Заря». Наверное, мне повезло: я включился в работу в урожайном 1976 году. Намолотил зерна наравне с опытными комбайнерами, работавшими по 10–20 лет.

Словом, первая жатва Юмагула прошла успешно. Премия за рекордный намолот и Почетная грамота, врученная директором совхоза Сафаргалеем Ергалеевым, вдохновили молодого механизатора, он решил остаться в совхозе навсегда. Через год женился. Жили с родителями, но тесниться молодой семье с тремя детьми пришлось недолго. Как передового рабочего и активного депутата сельского совета, руководство совхоза поощрило Юмагула Аллабердина срубом большого дома, который он достроил своими руками.

В этом доме выросли дети Аллабердиных. В настоящее время дочери живут и работают в Челябинске, сын, к сожалению, трагически погиб.

– В 2000 годы, когда стали разваливаться колхозы и совхозы и я потерял работу, было желание переехать в город, – говорит Юмагул Байрамгулович. – Но после долгих раздумий мы с женой Наилей решили выживать подсобным хозяйством. Стали больше сажать картофеля, овощей, была одна корова, купили еще одну, начали выращивать бычков, завели кур, гусей, летом косили траву на сено. После закрытия нашего совхоза я работал на разных предприятиях, чтобы хоть немного увеличить стаж для выхода на пенсию. В итоге получилось почти 30 лет.

А вот что рассказал о своем земляке один из старожилов д. Саитово, бывший директор Яраткуловской школы Эльбруст Зайнетдинович Хайритдинов:

– Такие люди, как Юмагул Аллабердин, считаю, являются примером для молодых. Он никогда не сидит без дела. Все годы, пока трудился в совхозе, был в числе передовых комбайнеров. Занимался общественной работой, никогда не отказывал в помощи землякам, поэтому несколько созывов его избирали депутатом сельского совета. У него старшая сестра – инвалид, он, как ее единственный родственник, все заботы о ней взял на себя. И дома все успевает: его супруга страдает от хронической болезни, вот и приходится Юмагулу нередко доить корову, готовить еду, наводить дома порядок. А еще он заботливый дедушка двух внучек и внука. Одна внучка вышла замуж и скоро порадует Юмагула правнуком. А прадедушка-то еще молод: ему всего 64 года.

Счастливая старость

Миньямал и Нагим Арслановы вместе уже более полувека.

Оба посвятили свою жизнь жизнь животноводству в совхозе «Заря». Миньямал Рахимовна с 14 лет и до пенсии трудилась дояркой. Здесь же на ферме работал скотником ее муж Нагим Миндигалеевич. Супруги вырастили восьмерых детей, воспитали еще троих детей умершей дочери. Сделали все возможное, чтобы внуки не чувствовали себя сиротами.

– Я сама с раннего детства познала сиротскую долю. Мой отец – участник войны, пришел с фронта весь израненный и сразу умер. Я почти не помню его. Матери тяжело было одной растить детей, я старалась помочь ей. Помню, с какой гордостью приносила домой кусок хлеба, заработанный собственными руками, – рассказывает Миньямал Рахимовна.

Глава семьи в этом году отметит 85-летие, его жене в начале апреля исполнилось 82. Возраст, конечно, дает о себе знать, но супруги стараются не поддаваться хворям. Они оптимисты, именно о таких людях говорят: не доживают, а живут полноценной жизнью, радуясь каждому дню. Они всегда приветливы, с улыбкой встречают гостей.

В чистых уютных комнатах много цветов. Комнатное цветоводство – давнее увлечение хозяйки. А еще она рукодельница: на кровати, диванах, стульях – яркие пледы и покрывала, связанные крючком. Также много ковриков, накидок и салфеток, сшитых из ярких лоскутков.

– Мы прожили трудную жизнь, наша старость должна быть спокойной и счастливой, – говорит Миньямал Рахимовна. – Дети и внуки живут недалеко, кто в Миассе, кто в Челябинске, чуть ли не каждый день навещают нас. У нас еще есть силы держать кур и гусей, так что мясо и яйца всегда в нашем меню. Нам вовремя приносят пенсию. Грех жаловаться на жизнь, у нас все хорошо.

 

Родные души

Почему Фаузия Шакировна между кино и семейным счастьем выбрала любовь?

 

Вот моя деревня. Саитово

По зеленой степи мчится всадница. А за ней ее песня, такая же задорная и веселая, как сама юная Галия – героиня фильма «Девушка и джигит». Музыкальная кинокомедия казахских кинематографистов с успехом вышла на экраны в 1955 году. Только исполнительница главной роли Фаузия не очень любит вспоминать о своем первом и единственном звездном часе в кино. Вы даже ее имя и фамилию не найдете в титрах.

Родилась Фаузия Шакировна в д. Суряково, близ Аргаяша. По материнской линии она из рода Курбангалиевых. По семейной традиции детей с малых лет учили основам Корана, арабской письменности.

– Нас мама и бабушка спать не укладывали, пока мы не прочтем суры, – вспоминает Фаузия Шакировна, – родители были не просто грамотными людьми, они привили нам любовь к знаниям. Я сама научилась музыкальной азбуке, игре на скрипке, мандолине, кумызе. Как-то посчитала, сколько языков мне пришлось освоить: арабский алфавит вместе с Кораном, письма маме Муслиме писала им, латиницу, когда на нее перевели башкирский алфавит, потом кириллицу. А еще пришлось учить казахский, узбекский и французский. Училась в башкирской школе Аргаяша, а это военные годы. Нас водили в местный госпиталь, учили оказывать первую помощь. И мне очень захотелось стать врачом. В 1949 г. поехала в Свердловск поступать в медицинский институт, но конкурс был огромный. Еще раз прошла курс десятого класса в вечерней школе, вновь попробовала поступить. Тот же результат. Тогда сдала документы в планово-экономический институт, там конкурс был поменьше – шесть человек на место.

Девушка, будешь сниматься в кино!

Училась Фаузия увлеченно, успевала после занятий посещать татаро-башкирский коллектив во Дворце культуры Уралмаша. Жизнь была интересная, яркая, молодых и талантливых самодеятельных артистов часто снимали свердловские кинематографисты для журналов, которыми начинались раньше киносеансы. Там ее и заприметили сотрудники «Казахфильма», искавшие главную героиню для фильма «Девушка и джигит».

– Мне в колхозе приходилось много ездить верхом. Однажды пошла поить коня, а он упал в реку, с тех пор я побаивалась верховой езды. А тут на кинопробах они меня спрашивают: верхом умеешь ездить? Конечно, умею. Загримировали меня, затянули волосы, так что разрез глаз изменился, я вообще стала походить на казашку. Так и стала я киноактрисой.

От киносъемок остались на память газетные публикации и фотографии, воспоминания яркого, необычного и счастливого момента жизни. Фильм снимался долго, менялся состав актеров и съемочной группы. Из титров убрать ее имя и фамилию потребовал муж, но на экране навсегда осталась удивительно яркая, талантливая, жизнерадостная девушка. Впрочем, не только на экране. Смотришь сегодня на Фаузию Шакировну и хорошо понимаешь, почему из всех девушек Свердловска именно ее выбрали на эту роль. Удивительной энергетикой жизнелюбия и добра, озорной молодости и бесстрашной смелости наделила ее природа. А такие дары не иссякают, не тускнеют с годами, светятся в глазах, улыбке до сего дня.

Вот моя деревня. Саитово

Кто будет моим папой?

1950–60-е годы – время постоянных перекраиваний карты Аргаяшского района. Одно время его присоединили к Сосновскому, всю администрацию направили туда, затем вновь вернулся Аргаяшский район с центром в Аргаяше. Руководителям райкома и райисполкома нужны были грамотные кадры. Так вернувшаяся в родные края Фаузия Шакировна попала работать в статистику. Ее посватали за Янаха Хисматуллина – лесника из Саитово. У того умерла жена, оставив пятерых детей.

– Мама поставила одно условие: выйдет за него, если он примет дочь Альфию. В июне 1972 г. мне как раз исполнилось пять лет, мы приехали в этот дом. Я вошла первая. Вижу: за столом трое мужчин, разговаривают о чем-то своем. Спрашиваю: «Кто будет моим папой?» Янах атай позвал меня, посадил на колени. С тех пор мы самые родные люди, – вспоминает дочь Фаузии Шакировны.

Единственное, о чем пожалели с тех пор Янах и Фаузия, что не встретили друг друга раньше. Ей очень хотелось, чтобы дети не чувствовали себя чужими, старалась, поддерживала, помогала. Всем дали образование, сыграли свадьбы. Они выросли, разлетелись из родного гнезда, старшие сын и дочь рано ушли из жизни. У Фаузии Шакировны и Янаха Гиниятовича 10 внуков, 14 правнуков. Чаще других в Саитово бывают Альфия с мужем. Сергей тоже стал родным в этой дружной семье, Янаха Гиниятовича он зовет только атаем.

Вот моя деревня. Саитово

4 тонны грибов

На страницы «Восхода» семья Хисматуллиных впервые попала благодаря корреспонденту Ганне Дубровиной. Ганна Михайловна приехала в Саитово готовить материал про передового лесника Аргазинского лесничества, вошла во двор и ахнула. Более полусотни кадушек с солеными грибами плотно стояли рядами до самого крыльца. Фаузия Шакировна угостила хрустящим белым груздочком. Дубровина сама знает толк в соленьях-вареньях, сразу оценила мастерство хозяйки. В разговоре выяснилось, что жена помогает леснику выполнить план. Тогда каждому сотруднику лесничества нужно было заготовить и сдать лесное сено, семена шишек, грибы. Когда Янаху Гиниятовичу, пропадавшему в лесу с утра до ночи, солить грибы? Выручала первая помощница.

– Я тогда в торговле работала, – вспоминает Фаузия Шакировна, – свои дела закончу, нужно мужу помогать. Заготавливали березовые веники. Организовывали деревню на посадки леса, делали кормушки для зверей.

Ганна Михайловна привела цифру: за шесть лет работы в обходе лесника Хисматуллина посажен лес на 330 га. Всего же Янах Гиниятович проработал в лесном хозяйстве 30 лет! Если бы мог он сегодня объехать эти леса и увидеть свое детище, но… 15 апреля ему исполняется 90 лет. Начав работать в колхозе им. Молотова мальчишкой, он в военные годы остался единственным мужчиной на всю деревню. В 14 лет работал трактористом, выполняя всю тяжелую работу.

– В поле мы трудились день и ночь. Старики и дети. Растили хлеб, косили, пололи. В обед привезут баланду, выпьешь кружку, этим и сыт, – рассказывает Янах Гиниятович, – малыши, бывало, терялись в траве. Она высокая, а им и десяти лет нет, работать нужно.

Учиться ему не довелось, окончил только пять классов, колхозу нужны были трактористы. Звание «Ветеран тыла» он заработал не собиранием колосков, а тяжелым изнуряющим трудом. У него много наград и грамот за доблестный труд. Сегодня без твердой опоры дедушка Янах не может посидеть и четверти часа. К нашему приезду, конечно, принарядился, приободрился, но под конец разговора окончательно устал и уронил голову на подушку. Между тем инвалидность оформить ему так и не удалось, ходить по кабинетам врачей и этажам поликлиники сил нет. Неужели нет возможности без этих утомительных формальностей убедиться, что Янаху Гиниятовичу положена инвалидность и, значит, льготные лекарства? К слову, он мне об этой проблеме слова не проронил. Как всегда, переживает за отца дочь Альфия. Вся судьба Янаха Гиниятовича отдана родной деревне, его дом на месте старой отцовской избы. Когда-то неподалеку стояла саитовская мечеть. Это место силы семьи, здесь ее корни.

Вот моя деревня. Саитово

– Когда я вышла за него, мне все говорили: почему, вы же такие разные? Ты – яркая, без тебя ни один праздник не обходится, – делится Фаузия Шакировна, – а он простой колхозник. Меня депутатом несколько раз выбирали. Они же не знают, что лучше Янаха нет человека. Никогда не слышала от него грубого слова, мы и не ссорились никогда. Сами знаете, как в советское время относились к тем, кто совершает намаз, читает Коран, следует исламу. Выучилась в Кулуевской мечети, у меня есть сертификат и разрешение читать аяты. Ни разу он мне слова упрека не высказал за это. Главное счастье в жизни – встретить родную душу. Мы встретились.

Поделиться:

Оставить комментарий

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Самые свежие публикации