Главное – счастливы дети

110 лет исполнилось Каюму Кушаевичу Кушаеву – человеку, вписавшему свое имя в историю Аргаяшского района.

Каюм Кушаев –  летописец родной земли
Сегодня необходимо вспомнить человека, который прошел длинный, сложный, но в то же время славный путь. Этот человек – слава и гордость д. Кузяшево, оставивший после себя огромное наследие.

Жажда знаний

К. Кушаев родился 18 ноября 1908 года. Мальчик очень хотел учиться, но в деревне не было школы и его отправили в Метелевскую. В 1918 г., когда появилась школа в Кузяшево, перешел туда, где учился до декабря 1921 г. Затем его забрал старший брат Хафиз, работавший в Стерлитамаке. Брат с женой Рабигой Янгуловной опекали Каюма как родного сына. «Так как я знал только башкирский, для меня наняли учителя по русскому языку», – пишет он в своих воспоминаниях. Учиться было трудно, но интересно.

Когда брат переехал с семьей в Уфу, продолжил учебу, поступил на двухгодичные курсы в землеустроительный техникум, на строительно-мелиоративное отделение. Но Хафиза переводят в 1929 г. в Москву, пришлось и Каюму уехать из Уфы. В Москве после подготовительных курсов поступил в МИИТ (институт инженеров транспорта).

«Учился с большой радостью, – пишет Каюм Кушаевич, – и успешно, но мое счастливое пребывание в Москве в конце года прервалось. Меня исключили «как сына кулака, не порвавшего с семьей». Основанием послужила анонимная статейка в уфимской газете «Яны аул», в которой трусливый автор «…расписал меня и всю мою родню классовыми врагами». Хождения с братом по кабинетам не дали положительного результата – верили только газетному вранью.

С клеймом кулака

Слово «кулак» приобрело смертельную силу. «Я был лишен права учиться и выброшен из активной молодой жизни», – с горечью пишет Каюм Кушаевич. Будучи студентом Уфимского техникума, вступил в комсомол, активно участвовал во всех молодежных делах. В 1926 г. во время летних каникул организовал комсомольскую ячейку в родной д. Кузяшево. После исключения из института приехал в Аргаяш. Долго искал работу. Знакомые и друзья сторонились, боясь попасть в подкулачники. Устроился секретарем в волисполком, проработал около года. По настоянию брата вновь поехал в Москву. Получил профессию электрика и четыре года работал на автобазе военно-инженерной академии. Но мечтал об образовании. И вновь в 1936 г. поступает в МИИТ. «Теперь я простой рабочий, и приемная комиссия не имела ко мне никаких претензий», – пишет он.

1937 год. Для многих семей он оказался трагическим. Семья Кушаевых не исключение. В июне была убита жена Хафиза – Рабига Янгуловна. В июле арестовали самого Хафиза Кушаевича. Судьба его долгие годы была неизвестна. Сиротами остались двое детей – Ирэк (5 лет) и Тансылу (12 лет). Квартиру опечатали, и Каюм с двумя детьми оказался в коридоре дома, где они счастливо жили. Тансылу тогда училась в Ленинградском балетном училище, ее Каюм отвез туда. Ирэка определили в детдом, в годы войны его следы затерялись. «До зимы ютился и мыкался в прихожей нашей опечатанной квартиры. После долгих хождений к начальству института мне дали койку в общежитии. Секретная часть института взяла меня на учет, и я оказался под надзором НКВД. Жил, разумеется, очень бедно, на одну стипендию. Здоровье мое было очень слабое. Но учился усердно, «без хвостов». Разумеется, на мою успеваемость постоянно и отрицательно влияло чувство страха, особенно в 1937–1938 гг. – ведь был под надзором НКВД. Но все же я учебу закончил. С оценкой «хорошо» защитил дипломную работу 30 июня 1941 года. В деканате далеко не в торжественной обстановке (началась война) вручили диплом инженера по постройке железных дорог. Глядя на него, всем говорю: «Получил его только благодаря моему брату Хафизу и остался в неоплатном долгу перед ним».

Сквозь тайгу и смерть

На фронт Каюма по состоянию здоровья не берут, направляют в Свердловскую область строить железную дорогу Сосьва – Алапаевск. Этот стратегически важный объект протяженностью 158 км был необходим стране и фронту. Новая дорога строилась через болота и тайгу в тяжелейших условиях военного времени. Непроходимая тайга, которую сначала нужно вырубить, расчистить вручную, без техники, голодные и разутые рабочие. На работу присылали узбеков, туркменов, не приспособленных к уральским морозам. В 1942–1943 гг. стали привозить пленных немцев, которые ничего не понимали, тоже умирали от недоедания, холода и болезней. И этой армией рабочих нужно было руководить. «Вместе с рабочими недоедал, мерз в зимнюю стужу, изнывал от комаров, слепней в тайге летом, познал все трудности и лишения военного времени. Жили в бараках, мало приспособленных для проживания. Дизентерия, тиф – постоянные спутники этих людей. Но дорога строилась», – вспоминает Каюм Кушаевич.

Прошел путь от мастера до главного инженера 29-й Свердловской железной дороги, где проработал 14 лет. Не думал Каюм Кушаевич, что останется в этих краях до старости. В 1962 г. переходит на преподавательскую работу в Алапаевский индустриальный техникум. Под его руководством 206 человек стали техниками-путейцами.

Восстановить истину

Самое главное, что он добился реабилитации брата – Хафиза Кушаевича. Архивные справки, документы, фотографии о жизни и деятельности председателя БашЦИК в 1922–1929 гг. составляют основной фонд музея Кузяшевской школы. Благодаря воспоминаниям и общению К. Кушаева с журналистом Рауфом Насировым в газете «Башкортостан» напечатаны очерки «Хафиз-кантун» (1992 г., №179–185); о жене Х. Кушаева «Миллатебез инаhе». К 70-летию Великого Октября на Челябинском радио вышла передача о революционере Кушаеве. Сам Каюм Кушаевич написал «Воспоминания о брате» с подробным описанием всех событий. Не забыты имена товарищей Х. Кушаева. Все эти документы переданы нашему музею. Каюм Кушаевич мечтал, чтобы в Кузяшево была большая школа. Когда ее построили, хлопотал о музее, чтобы учащиеся знали, изучали историю родины, села, района.

«История деревни Кузяшево» посвящена событиям начала 20-го века, увиденным им самим. Очерк уникален по своему содержанию, здесь много фамилий и имен жителей – наших прадедов. Так, в разделе «Знаменательные события» он пишет, что в жаркое лето 1926 г. на улице «Ос ойдо» начался пожар у Котдоса Галимова, сгорели шесть домов; как кузяшевцы увидели первый трактор в 1927 г., о раскулачивании и организации колхоза. По словам старожилов составил список жителей к 1930 г., схематический план улиц и кварталов д. Кузяшево, карту земель с кратким пояснением некоторых топографических названий. Каюм Кушаев помнил обычаи башкир, традиции и ремесла сельчан, вплоть до одежды и еды. Рассказал подробно об агротехнических приемах возделывания земли крестьянами, как перенимали опыт у тютняр-арендаторов.

Не утратить наследие

К началу 1970-х оказалось, что во всей Челябинской области нет ни одной башкирской юрты и ни одного мастера, способного ее изготовить. Каюм Кушаевич по своим исследованиям, изучив литературу, подготовил статью «Башкирская юрта» с подробным описанием технологии ее изготовления. Смастерил для музеев Аргаяша, Челябинска, Уфы и Свердловска 12 юрт, несколько из них – в натуральную величину. Тесно сотрудничал с музеями, подсказывал, как обустроить внутреннее убранство, сохранив национальный колорит. «Восстановив в памяти конструкцию юрты, в которой жили башкиры в начале прошлого века, я полгода заготавливал детали дома башкира-скотовода. Работа проделана большая, кропотливая. Только одних отверстий в дереве больше 1400! Юрта строилась вполовину меньше, из 4-х видов материала – дерева, сыромятных ремней, кошмы, веревки из конского волоса. Для музея Уфы сделал в натуральную величину», – пишет он в журнале «Ватандаш».

Более 50 снимков для альбома «Быт и культура башкир» передал он районному музею. Тесно сотрудничая с А. Небылицыным, помог приобрести башкирские национальные украшения для создававшегося районного музея. Это мы узнаем из писем Небылицына Кушаеву. Оба были фанатиками музейного дела, краеведения, болезненно переживали неудачи, черствость и равнодушие некоторых руководителей, делились радостью от приобретенного экспоната.

Хочется спросить у сегодняшних наших руководителей, отдела культуры: что произошло с районным музеем? Долго ли будут с таким трудом собранные экспонаты пылиться в коридоре Дома культуры?

Мухтарама Ижбулатова, заведующая музеем
Кузяшевской СОШ.

Поделиться:

Оставить комментарий

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Самые свежие публикации